Дополнительные файлы cookie

Разрешая использование файлов cookie, Вы также признаете, что в подобном контенте могут использоваться свои файлы cookie.TrendZ не контролирует и не несет ответственность за файлы cookie сторонних разработчиков. Дополнительную информацию Вы можете найти на сайте разработчика. Для того чтобы разрешить или запретить установку файлов cookie данным сайтом, используйте кнопку ниже.

Я согласенНет, спасибо
Logo
{aantal_resultaten} Resultaten
Литература

"Ад - это другие". Анастасия Арефьева о пьесе Сартра "За закрытыми дверями"

Текст: Анастасия Арефьева
Фото: Adobe Stock

 

Сартр, написавший свою знаменитую пьесу “За закрытыми дверями” в 1943-м, наверняка даже не догадывался, как актуальна она будет в 2020-м, когда треть мира окажется буквально за закрытыми дверями на карантине.

Через всю пьесу тянется одна мысль: не изощренные пытки, не издевательство над телом, а заключение в замкнутом пространстве без выхода - настоящий ад. Это не тюрьма, это вполне комфортная комната с тремя диванами и даже статуэткой. Нет никакой программы - только вечность втроем. Дни монотонны, окон нет, но всегда горит свет. Зачем-то на камине лежит нож для разрезания бумаги, но ни бумаги, ни книг в комнате нет. Только двое людей, которых ты не выбирал, и ты с ними навсегда, ты не можешь скрыться от них или не слышать их, ты не можешь остаться один, не можешь уйти, не можешь вслушаться в свои мысли, ты теперь будешь жить в этом состоянии “между” - и не среди других, и не один. 

Инэс, попав в комнату впервые, приняла Гарсэна за палача: “У [палачей] испуганный вид”. Сейчас все мы на карантине так или иначе ожидаем, что другие люди будут нашими палачами. На улице люди злятся, если ты вдруг идешь по узкой дороге слишком близко к ним.

В магазине ты стараешься не прикасаться к тем продуктам, которые, возможно, не захочешь купить. Как герои Сартра пытаются выведать друг у друга, за что их отправили в ад, мы во время пандемии ищем просчеты других. Одни злятся на людей в перчатках и масках за то, что теперь медработникам не хватает защиты, пока вторые презирают первых за безответственность. От самых испуганных ждешь больше всего злости. Страх так работает - держит человека в миллиметре от потери самообладания и взрыва. 

К этому добавляются невольные вопросы: ‘Какова моя роль в пандемии? Был ли у меня вирус? Передал ли я его кому-то? И как за это расплачиваться?’. Ответа не будет.

Да и сама расплата не сравнится с повседневным пониманием расплаты, так же как и вечность в комфортной комнате в компании двух незнакомых людей не сравнится с привычным представлением об аде. Ты находишься дома, теряешь экономическую стабильность, но ничего ощутимого и осязаемого, по сути, не происходит. Если ты не медработник, то человеческое страдание обходит тебя стороной. Тебе не приходится работать сутками и выбирать, кому из двух пациентов дать дыхательный аппарат, а кого оставить умирать. Точно как наши герои, которые, находясь в аду, могут слышать разговоры живых, но не могут ничего сказать, мы, заключенные на карантине, слышим об умирающих пациентах и об измождённых медсестрах, но мало что можем сделать, кроме добросовестного соблюдения правил карантина.

“Пусть лучше побои, кнут, оспа, чем эта умственная пытка, этот призрак страдания, который ласково касается тебя и никогда не делает по-настоящему больно”.

Чтобы хоть как-то справиться с карантином, мы начали искать альтернативы привычным возможностям. Песни итальянцев на балконе, их совместные ужины всем двором без нарушений правил карантина, приложение HouseParty и организация live фитнес тренировок по ютубу. Это такая попытка отрицания карантина, попытка вести обычную жизнь, подобно тому как герои “За Закрытыми Дверями” соглашаются называть себя не умершими, а “отсутствующими”, потому что “это звучит мягче”. 

Иногла кажется, что мы проведем вечность на карантине. Сроки продлевают, подсчеты эпидемиологов предвещают еще месяцы пандемии и никто не дает гарантий. Тем не менее, мы знаем, что когда-то это все закончится. Когда-то снова настанет нормальная жизнь, даже если мы, как герои Конан Дойля в “Отравленном Поясе”, подготовившись к концу света, обнаружим, что он не наступил. 

Читать пьесу "За закрытыми дверями"

Не только хюгге. Почему мы обожаем мрачные скандинавские детективы,  смотрим сериал
Кино

Не только хюгге. Почему мы обожаем мрачные скандинавские детективы, смотрим сериал "Мост" и хохочем над финскими комедиями.

Обзор лучших подкастов об эмиграции и адаптации в новой стране от Карины Горошковой
Саморазвитие

Обзор лучших подкастов об эмиграции и адаптации в новой стране от Карины Горошковой