Дополнительные файлы cookie

Разрешая использование файлов cookie, Вы также признаете, что в подобном контенте могут использоваться свои файлы cookie.Trendz не контролирует и не несет ответственность за файлы cookie сторонних разработчиков. Дополнительную информацию Вы можете найти на сайте разработчика. Для того чтобы разрешить или запретить установку файлов cookie данным сайтом, используйте кнопку ниже.

Я согласенНет, спасибо
Logo
{aantal_resultaten} Resultaten
  • Страны
  • Темы
Репортаж

Делай, что должен. Как вся Польша помогает украинским беженцам

30.03.2022

Напротив меня сидит киевлянка Ольга. И не плачет.

«Понимаешь, - говорит, - мне вообще кажется, что у нас там никто не плачет сейчас. Все заняты какими-то прикладными вещами — спуститься в бомбоубежище, успеть купить еды… На слезы просто нет времени».

Оля с двумя детьми 8 и 11 лет добиралась до Варшавы из Киева трое суток. На погранпереходе Шегини-Медыка в пешей очереди простояли 12 часов.

«Приехали ближе к ночи, было жутко холодно. Дети жаловались, что ноги сильно замерзли, и я, усадив их на чемодан, по очереди грела им стопы под своей курткой, хотя у Миши уже 42 размер, но ведь он все равно ребенок! Можно было какое-то время погреться в отапливаемой палатке, но выходить из очереди надолго я не рисковала. Словом, это был самый сложный трип в моей жизни».

Здесь Оля даже немного смеется, а я думаю о том, что она как будто не до конца понимает, что произошло: рассказывает мне о том, как жила на Подоле, как выбирала школу для детей, как работала стилистом и как ее квартира со временем превратилась в склад брендовых вещей.

И в ее сознании вся эта жизнь как будто по-прежнему существует, просто пришлось уехать ненадолго, но ведь можно будет скоро вернуться...

В Польшу прибыло уже больше двух миллионов беженцев из Украины (население самой Польши, к слову, чуть больше 37 миллионов). На погранпереходах их встречают теплой едой, предлагают взять необходимые предметы гигиены, одежду и следовать дальше — развозят на бесплатных автобусах или машинах.

Транспорт предоставляют государственные, частные и общественные организации, а также обычные люди. Неподалеку от каждого пункта пропуска с польской стороны организовали временные центры пребывания беженцев.

Мы побывали в одном из них, в местечке Дорохуск, у перехода Ягодын-Дорохуск. За организацию помощи здесь отвечает Якуб Павловски, волонтер благотворительной организации «Karitas Polska»:

«Это уже общепольское движение — украинцам сейчас помогают все, кто может, - говорит пан Якуб. - Местные власти предоставили это здание, там есть спальные места, столовая, пункт регистрации для всех желающих найти жилье или транспорт. Товары от благотворителей сюда привозят каждый день, и нам есть чем поделиться с людьми. Но вот рабочих рук, чтобы все это сортировать, — порой не хватает. Поэтому мы приглашаем каждого, кто может помочь».

Пан Якуб обращает внимание, что одежды и еды сюда передают много, а вот некоторые товары в дефиците — пенсионерам, например, часто нужны взрослые подгузники, но их привозят мало. Так что перед тем, как передавать что-то на границу, волонтер советует изучить списки необходимых вещей.

В пункте временного пребывания можно перекусить, взять необходимые предметы гигиены, лекарства, оформить бесплатно польскую симкарту и попросить помощи практически в любом вопросе. Здесь работают десятки волонтеров из самых разных стран.

Мое внимание привлек мужчина по имени Поль — он пил горячий чай и говорил с другими волонтерами по-английски. Оказалось, Поль ван Капеллен приехал на польско-украинскую границу из Брюсселя:

«Мы с несколькими друзьями собрались в баре, обсуждали наши местные проблемы и поняли, что они просто не сравнимы с теми, которые сейчас в Украине. И мы решили приехать и помогать. Связались с ребятами, которые собирали гуманитарную помощь в Бельгии, сами кое-что прикупили и приехали сюда. Помогаем сортировать товары, ездим непосредственно на границу, привозим оттуда людей в этот центр. А сегодня я повезу четверых взрослых и одного ребенка в Берлин».


Волонтер Поль ван Капеллен

Машины с гуманитарной помощью действительно прибывают в Дорохуск не только со всей Польши, но также из многих других стран — Бельгии, Германии, Норвегии. И волонтеры занимаются сортировкой, потому что часть вещей и питания водители повезут далее в Украину, а часть раздадут тем беженцам, кто уже пересек украинско-польскую границу.

Волонтер Денис Бельский родом из Беларуси, но не так давно переехал в Вильнюс и на границу приехал уже из Литвы:

«Сначала я собрал посылку и хотел передать литовским волонтерам. А потом оказалось, что в машине у них есть свободное место, ну и я поехал сюда. Думал, что задержусь на один день, но выехал в понедельник, а сегодня уже четверг, кажется, да? И пока нужна будет помощь, пока будут уезжать и приезжать машины — буду здесь помогать».


Волонтер Денис Бельский

Как правило, в таких центрах беженцы проводят не более суток, хотя могут оставаться сколько нужно. Некоторые транзитом через Польшу поедут в другие европейские страны, как, например, Оксана Гурина из Киева:

«В Киеве остался только мой сын, он военнообязанный и врач. А приехали мы с сестрой, невесткой и внучкой — ей год и три. Мы просто под впечатлением от работы волонтеров. Это что-то необыкновенное. Обеспечили всем, а ведь мы фактически в чем были — в том и выехали, только немножко для ребенка вещей взяли.

Здесь нам и детское питание дали, и подгузники — низкий поклон всем, не знаю, как бы мы обошлись. И сейчас нас встретили волонтеры из Бельгии и обещают подвезти нас к нашим друзьям в Берлин».

Но большинство людей пока планируют оставаться в Польше. В столицу страны, Варшаву, прибыло уже более 300 тысяч беженцев (население города в прошлом году составляло примерно 1,8 млн человек).

Для беженцев из Украины сейчас бесплатный проезд в городском транспорте, бесплатная медпомощь в местных клиниках, людям стараются помочь с жильем и работой. В настоящий момент городские власти дали понять, что принимать людей и дальше столица просто не в состоянии — не хватает жилья, ресурсов, волонтеров.

На вокзалах города и вправду пугающая картина. Повсюду — людское море, взрослые и дети сидят на полу, на чемоданах, тут же перекусывают и дремлют… Порой людей словно сносит волной — это значит, что подошли поезда, на которых беженцы могут уехать дальше в Европу. Но автобусы с границы тут же привозят еще и еще людей.

Среди всего этого стихийного лагеря на Центральном вокзале бродит… динозавр. Это поляк Томаш Гжывински, каждый день он надевает этот тяжелый костюм и приходит к мамам с детьми, которые тут обосновались. Динозавр раздает малышам сладости, которые собирают для Томаша в одном из варшавских кафе.

Кроме того, в столице повсюду (буквально в каждом микрорайоне) размещены пункты сбора гуманитарной помощи и волонтерские стенды с бесплатной едой.

Многие бизнесы предоставили помещения для центров временного пребывания беженцев. Поляки действительно искренне и охотно помогают сейчас украинцам, но нужно учитывать, что и украинская диаспора в этой стране немаленькая — в прошлом году посол Украины в Польше говорил о полутора миллионах трудовых мигрантов, а счет бизнесов, собственниками которых являются украинцы, идет на тысячи. И вот все эти предприятия, фирмы, фирмочки и люди — тоже помогают своим.

Например, в детский образовательный центр Brain Boost в Варшаве теперь можно привести ребенка и оставить его на несколько часов бесплатно — за детьми присмотрят, развлекут их и накормят, пока мама будет искать жилье и работу, рассказывает директор школы билингвов Brain Boost Алексей Алексеев:

«Мы долго обсуждали с коллективом, как можем помочь в этой ситуации. И в итоге — решили бесплатно принимать детей беженцев в нашем центре, чтобы их мамы и бабушки могли немного прийти в себя и заняться какими-то бытовым вопросами.

Мы составили расписание, и дежурные педагоги играют с детьми, обучают их основам польского, читают сказки. Волонтеров тоже берем. Сейчас важнее всего отвлечь ребят, обнять их, успокоить и подарить им свое тепло, чтобы они, наконец, почувствовали себя в безопасности.

И знаете, в первый день, когда нам привели детей — наигравшись, эти дети дружно вдруг улеглись спать. Мы накрыли их пледами, дали подушки — видимо, такой стресс они испытали в течение предыдущих дней и так расслабились тут у нас, что все с удовольствием поспали после сытного обеда».

Во время нашего разговора в центре, в основном, находятся дети от двух до пяти лет — как раз тот возраст, когда малышам нужно внимание взрослых или сверстников, когда им еще тяжело занять себя чем-то самостоятельно.

О том, что в этой школе сейчас не хватает педагогов-волонтеров, айти-специалист Ксения Арапова прочла в Фейсбуке и сразу связалась с руководством центра:

«Помогает сейчас вся Варшава, и дома сидеть невозможно. Я сперва думала, что, может, пойти с упаковкой вещей помочь, но потом поняла, что мне лучше всего с детьми работать, ведь у меня педагогическое и психологическое образование.

Я планировала прийти на пару часов, но вот я здесь уже целый день, и кажется, если сейчас уйду, то все, что я буду сегодня делать, не будет таким значимым.

Для меня это какие-то абсолютно новые переживания: я вижу, как дети рисуют флаги, как в их речи слышатся слова «убежище», «бомба», как они говорят про отцов, которые остались в Украине, про свой дом…».


Волонтер Ксения Арапова с детьми из Украины

Ксения — наполовину полька, а наполовину — русская, и в Польшу переехала четыре года назад из России. О том, что отношение к россиянам и белорусам — вообще к русскоговорящим людям — здесь сейчас стало резко негативным, она, конечно, слышала: могут не продать товар в магазине, могут отказать в аренде жилья или в приеме на работу. Это не массовое явление, но время от времени такое случается, и об этом становится известно благодаря соцсетям.

Вот что думает об этом Ксения:

«Я, конечно, считаю, что это несправедливо, что нельзя огульно судить о людях и навешивать ярлыки. Но знаете… От того, чтобы помогать, меня это не останавливает. Считаю, что все равно нужно делать то, что можешь в этой ситуации. И даже если столкнусь с каким-то негативом — продолжу приходить сюда или еще куда-то и буду делать для детей из Украины и их родителей то, что могу. Но, слава богу, в мой адрес пока никакого негатива не было — только благодарность».


Волонтер Ксения Арапова

Мила Анацкая в Польше уже около двух недель — приехала из города Канев Черкасской области:

«У нас в Каневе есть ГЭС, - говорит Мила, - это стратегический объект, и если с ним что-то случится, то наши дома будут попросту затоплены, поплывут. Поэтому паника у нас в городе была неимоверная. По большому счету, из-за этого страха мы и отправились в путь.

Я позвонила бывшему мужу, поскольку у меня не было своей машины, настояла, чтобы он нас вывез хотя бы в соседнее село. Но когда он уже приехал, решили, что уезжать надо все-таки за пределы Украины. Мы заправили машину и поехали».


Мила Анацкая

Мила уезжала из Канева с четырехлетней дочерью и пожилой мамой. Вот что она рассказывает про эту долгую дорогу:

«Мы встречали танки, блокпосты (плачет — прим. авт.)… В дороге мы были 17 часов, где могли — объезжали населенные пункты, чтобы не попасть под комендантский час. Ребенок нервничал, ей было очень тяжело это выдержать. В итоге муж довез нас до пункта Шагини-Медыка, чтобы мы перешли границу пешком. Там была очередь шириной человек семь, люди шли потоком, очень медленно.

Я увидела, что некоторые просятся в машины, которые тоже там были, поскольку для них был коридор. И я стала проситься тоже, чтоб взяли меня с ребенком и маму. Но столько мест, естественно, ни у кого не было, даже два были редкостью.

Сперва я пыталась пристроить маму — она в январе сломала ребро, ей было тяжело идти в этом пешем потоке, ведь люди шли по 14 километров. Женщины, у кого были малыши, бросали коляски. Когда подъезжали автобусы — толпа на них бросалась, люди топтали друг друга, поэтому я туда даже не пыталась сесть.

Потом мне попалась машина, где ехали мужчина и женщина, она была за рулем. И мужчине пограничники сказали выйти — на тот момент мужчин уже не выпускали. И вот эта женщина меня с ребенком взяла. У меня было две сумки, но она попросила одну оставить, потому что была на эмоциях, видимо, из-за того, что мужа не пустили.

Я, конечно, оставила сумку сразу же — хорошо-хорошо, только возьмите меня, говорю. Вот так мы с дочерью и мамой въехали в Польшу с одной маленькой сумкой на всех. У ребенка было двое колготок и штаны, а я в чем была — в том и приехала, из одежды у меня ничего не было другого».

Здесь голос у Милы дрожит, и слез она уже не сдерживает.

Вообще замечу, что на погранпереходе, на вокзалах Варшавы и в центрах временного пребывания беженцев я действительно крайне редко видела слезы. Все и правда были сосредоточены на максимально простых задачах — найти пищу, добраться до пункта назначения, получить информацию.

А вот потом, когда беженцы, как и Мила, начинают обустраиваться, когда шок понемногу уходит — многие дают волю эмоциям:

«Нам так помогают… Я написала в одной из групп в Фейсбуке, описала свою ситуацию, и люди стали приносить мне вещи. Потом мне помогли найти работу — я немного занималась маникюром в Украине, и меня взяли в салон, хозяйка которого тоже из Украины.

Моя Маргарита пошла в сад, который мне тоже нашли люди - причем нас взяли бесплатно, хотя это частный сад. Люди очень милосердны, я даже не могу найти слов, чтобы их всех отблагодарить».


День рождения Маргариты

Свой день рождения маленькая Маргарита праздновала уже в Варшаве. По словам Милы, задувая свечи на праздничном торте, девочка загадала желание о том, чтобы вернуться домой.

Сама Мила говорит об этом вот что:

«Я верю, что мы вернемся. Я бы очень хотела. Мы должны поднимать свою страну. Там вся моя жизнь».

Автор: Дарья Кириллова

Фотоматериалы автора
_________________

ЗАИНТЕРЕСОВАЛ МАТЕРИАЛ?

Подписаться на ежеденельную рассылку в  Telegram с акциями и подарками!

Удобнее электронная почта? Подписаться на ежемесячную e-mail рассылку

Эмиграция

"Мне стыдно, больно и страшно" - как русскоязычные эмигранты реагируют на события в Украине