Дополнительные файлы cookie

Разрешая использование файлов cookie, Вы также признаете, что в подобном контенте могут использоваться свои файлы cookie.Trendz не контролирует и не несет ответственность за файлы cookie сторонних разработчиков. Дополнительную информацию Вы можете найти на сайте разработчика. Для того чтобы разрешить или запретить установку файлов cookie данным сайтом, используйте кнопку ниже.

Я согласенНет, спасибо
Logo
{aantal_resultaten} Resultaten
  • Страны
  • Темы
Эксклюзив TrendZ

Филип Перкон, Russian Film Week: “Мы меняем жизни людей!”

09.02.2022

Предыдущий фестивальный сезон для российских кинематографистов был поистине урожайным: сразу несколько фильмов получили награды в Каннах, Локарно и на других престижных кинофестивалях. Фильмы-триумфаторы минувшего года продолжают шествие по странам мира и один за другим выходят в российский прокат. 

А пока потихоньку разгоняется новый киносезон, мы вспоминаем важные для российского кино события 2021 года — вернувшийся на офлайн-площадки Лондона фестиваль Russian Film Week и премию “Золотой Единорог”

С культурным обозревателем TrendZ Екатериной Боглаевой побеседовал основатель и генеральный продюсер фестиваля Филип Перкон.

Чем объяснить стремительный взлет фильмов из России на европейских премиях? И почему уже сейчас стоит планировать поездку в Лондон в ноябре-декабре, а в мае — на юг Франции (спойлер: рекомендуем приехать за неделю до Каннского кинофестиваля)?

Читайте в нашем интервью с человеком, который открывает российское кино для британской публики. 


Фото Sergei Petrazhitski / Russian Film Week 

Филип, почему премию, которую вручают на Russian Film Week, назвали “Золотой Единорог”? 

Мы долго искали нужный образ, который мог бы передать идею премии — зарубежный взгляд на русское кино. “Золотой Единорог” — это кросс-культурный конкурс: российские фильмы отсматривают зарубежные эксперты — критики, журналисты, продюсеры, режиссеры, актёры — а лучший иностранный фильм о России, так же как на “Золотом Глобусе” и “Оскаре”, наоборот, выбирает русское жюри.

Было много вариантов. Но “Золотой Медведь” уже работает в Германии — это высшая награда Берлинского кинофестиваля, лев — символ, который есть во многих культурах, — тоже занят, на фестивале в Венеции. Что только не предлагали — “Золотую Балалайку”, “Золотой Самовар”... Но все это не подходило. 

Однажды вечером я зажег дома камин, и случайная вспышка пламени осветила часть его декора — английский герб, на правой части которого изображен единорог, один из главных символов Великобритании. И меня осенило!

Я залез в Интернет и выяснил, что единорог был также российским государственным символом — при Иване Грозном.Так мы нашли образ, объединяющий культуру двух стран. К тому же у единорога позитивная коннотация: это мифическое существо является только избранным. 


"Золотой Единорог" - официальная награда Russian Film Week 2021
Фото пресс-служба Russian Film Week 

А что вас лично связывает с Россией? 

Кровь. Я родился в Швеции, но мои родители — русские, из Санкт-Петербурга. И хоть я не жил постоянно в России, но до 12 лет ездил на лето к бабушкам и дедушкам. 

Любовь к русской культуре родители мне прививали с детства. Моя мама — архитектор и художник, папа — коллекционер искусства и писатель, поэтому русская культура для нашей семьи всегда была очень важна. Родители считали, что мне обязательно нужно учить русский. Отсюда и пошел мой интерес к России, к языку и культуре. 


Как вы пришли к идее сделать фестиваль российского кино в Лондоне?

Постепенно. Я с 17 лет занимаюсь организацией мероприятий. Во время обучения в Лондонской школе экономики я проводил там Неделю российского бизнеса, выставки, конгрессы, конференции. Затем я стал продюсировать концерты российских рок-музыкантов в Лондоне. Настоящим испытанием стала организация концерта Юрия Шевчука и группы ДДТ в Hammersmith Apollo на пять тысяч человек, а еще юбилейный концерт Бориса Гребенщикова, “БГ 60”, в Royal Albert Hall в 2014-м.

В 25 лет я стал самым молодым продюсером рок-концертов в Англии. Но потом понял, что не хочу больше заниматься организацией концертов. Мне хотелось привлекать более широкую аудиторию, которая выходит за рамки российской диаспоры. 

Шанс не заставил себя долго ждать. 2016 год был объявлен Годом кино в России и одновременно перекрестным годом языка и литературы России и Великобритании. Британский Совет и российский МИД хотели что-то сделать во всех сферах культуры. Появилась идея организовать российский кинофестиваль в Лондоне, и я взял этот проект на себя. Так появилась Russian Film Week — Неделя российского кино, которая проходит ежегодно в конце ноября-начале декабря. 

В первый же год были аншлаги, все билеты были распроданы, и именно позитивная реакция публики вдохновила меня двигаться дальше.

Работать, когда это нужно людям, — одно удовольствие, поскольку за час-два, пока идет фильм, ты меняешь жизни людей. Ты потратил время зрителя, и если фильм хороший и все качественно организовано, если человек выходит из кинозала, получив удовольствие и какие-то эмоции, то можно считать, что мы сделали маленький вклад в его жизнь. 

Первый фестиваль был экспериментом, но я всегда предпочитаю попробовать, а потом решать, стоит ли продолжать. Надо качественно делать свое дело, а как люди — тысяча, две, три, пять тысяч человек — это воспримут, предсказать невозможно. Нашу команду очень заряжает тот факт, что наша работа востребована. 


Филип Перкон и команда первого фестиваля Russian Film Week, декабрь 2016 года
Фото пресс-служба Russian Film Week

Есть ли фестивали российского кино, подобные вашему, в других городах Европы? 

Были, но все они “умерли” после того, как Минкульт пару лет назад изменил свою политику. Есть Фестиваль российского кино в Онфлёре, во Франции — они были еще до нас. Очень хорошее, качественное мероприятие, но не такое массовое, как наше — в маленьком французском городке просто не собрать то количество людей, которое приезжает к нам. А мы, можно сказать, в мировом Вавилоне.

На первой Russian Film Week собралось около двух с половиной — трех тысяч человек, в 2019 году — 13 тысяч человек. Мы быстро выросли.

Но коронавирус внес свои коррективы, и после локдауна в 2021 году мы смогли собрать чуть меньше шести тысяч, однако это было связано и с нехваткой свободных площадок в Лондоне. Раньше у нас было четыре города и 20 площадок, а в этот раз — два города и шесть площадок. Пандемия снова сделала фестиваль камерным. 

А каково соотношение русскоязычных и иностранных зрителей? 

Мы стремимся к пропорции 50 на 50. В 2019 году было примерно 60% русскоязычной аудитории, а в 2020 году, когда фестиваль проходил онлайн, 80% зрителей были не русскоязычные, поскольку русские не хотят ничего смотреть в Интернете — разве что западные фильмы.

В 21-м году, когда фестиваль вернулся в кинозалы, мы смогли привлечь около 35% иностранных зрителей. Столь высокая цифра объясняется просто: мы показываем качественное кино и наш маркетинг нацелен на международную аудиторию. 


Церемония вручения премии "Золотой Единорог" на Russian Film Week 2021, Theatre Royal Haymarket
Фото Tania Naiden / Russian Film Week

Мне, кстати, очень понравилось, что все встречи с создателями фильмов, все обсуждения в рамках Russian Film Week идут на английском языке. 

Это международное мероприятие о русском кино, главная задача которого — продвигать русские таланты и кинематограф за рубеж.

Конечно, мы делаем это и для диаспоры, но наш фестиваль — не только для русских экспатов. Наша аудитория — world cinema lovers и профессионалы киноиндустрии. Наши попечители — Рэйф Файнс, Брайан Кокс. К нам приходят кастинг-директора, продюсеры, актеры и кинематографисты. 

Есть ли у вас уже истории успеха в продвижении российского кино? 

Мы не сейлз-агенты и не продаем фильмы в прокат. Мы создаем платформу для успеха, для знакомства и продвижения. Но мы стараемся показывать фильмы первыми: несколько российских картин вышли в английский прокат после премьеры на нашем фестивале — “Притяжение”, “Матильда”. Есть истории успеха актеров, которые приезжают на Casting Bridge — форум, который проходит в рамках Russian Film Week и на котором русскоязычные актеры встречаются с кастинг-директорами и агентами. Сашу Кузнецова и Рональда Пелина заметили именно у нас. 


Открытие первой Недели российского кино в Лондоне, декабрь 2016 года
Фото пресс-служба Russian Film Week 

Какие у вас были ощущения после фестиваля 2021-го года? Вы довольны результатами

Прежде всего, мы были рады вернуться к живому общению, красным дорожкам, очным дискуссиям — люди знакомились, обсуждали кино, вместе переживали, веселились. Все это невозможно делать на диване, поэтому мы верим в офлайн-формат.

Я считаю фестиваль успешным: мы собрали рекордное количество заявок — более 400 фильмов, из них порядка сотни — полный метр.

Прошлый год был плодотворным для всей российской киноиндустрии, а мы каждый год отсматриваем более 80% созданного контента. Это наш принцип — максимальный охват. 

Надо понимать, что мы организовали этот фестиваль за 2,5 месяца — обычно мы готовимся шесть. В этом году было непонятно, возможно ли будет его провести или невозможно, кто приедет, кто согласится его спонсировать…

Поэтому все готовилось в последнюю минуту, с большой нагрузкой на команду. В активной фазе подготовки в оргкомитете работает 22 человека и волонтеры — работы было очень много, но мы, как всегда, справились!


По моим ощущениям, с 2021 года начался заметный подъем российской киноиндустрии на международном уровне в целом: наши фильмы вдруг, один за другим, стали “выстреливать” на фестивалях. Так ли это, на ваш взгляд? И чем объясняется? 

Да, в прошлом году было много успешных фильмов. К этому успеху привели несколько обстоятельств: выросло новое поколение талантов, увеличилось финансирование, и субсидии заработали более правильно. Российское кино, как и европейское — французское, шведское и так далее, — в значительной мере финансируется государством. Это логичное явление, когда речь идет о маленьких рынках.

В России живет 150 миллионов человек, но при этом билеты в кино стоят 2-3 фунта — 200-300 рублей. А в Швеции билеты в кино стоят дороже, но и живет там всего восемь миллионов. Поэтому кино не может окупаться лишь за счет проката в кинотеатрах. А фиксированные затраты на кинопроизводство — зарплата съемочной группе, камеры и так далее — везде в мире примерно одинаковы. Поэтому кино на маленьких локальных неанглоязычных рынках не может существовать без субсидирования. 

В России в 90-е годы этих субсидий не было, поскольку не было денег в стране. В 2000-е годы деньги появились, но были другие приоритеты. А в последние 10 лет увеличилось государственное и частное финансирование кино; кинотеатры стали лучше, и в целом рынок вырос. Кроме того, подросло новое поколение режиссеров, актеров с новыми взглядами, с хорошим образованием, с международным опытом. 

Стоит отметить, что за последние два года “выстрелил” не только русский, но и весь зарубежный контент, не англо-американский. Люди сидели дома, в локдауне, и начали на стриминговых платформах смотреть все подряд, потому что новое англоязычное кино просто закончилось!

И стали обращать внимание на качественные вещи из-за рубежа. Да и Netflix тоже понимает, что контент надо брать отовсюду, в том числе - из России. Это все же заметный рынок: русскоговорящих людей в мире — порядка 300 миллионов человек. Русское кино потихоньку дошло до нужного уровня качества. И я рад, что могу участвовать в этом процессе как человек, который продвигает российское кино в англоязычном мире.

Самое приятное — есть что продвигать! Наше кино с каждым годом — все лучше и лучше. 


Фото Oleg Savca (@savcaoleg) / Russian Film Week

А как выглядят перспективы российского кино на ближайшее будущее? Тренд на интерес к нему сохранится?

Сохранится, если в России будет такая же стабильная ситуация, как сейчас. Если вдруг завтра нефть упадет до нуля или Россия перестанет продавать газ за рубеж, в стране не будет денег. Не будет денег — не будет налогов. Не будет налогов — не будет государственного финансирования кино.

Талантливых людей в российской киноиндустрии достаточно, но если они не будут получать госсубсидии, как и все европейцы, или случится какой-нибудь мировой кризис, то кино в России и в Европе в целом просядет.

Будут сниматься только какие-нибудь дешевые вещи или артхаус. И даже артхаусу будет очень тяжело. 

Кино — дорогой продукт, и он становится все дороже. А европейцам — немцам, французам, испанцам, русским — надо откуда-то брать на это деньги. Билеты в кинотеатры не окупают производство фильмов, а расходов все больше и больше. Поэтому мы все, европейцы — и русских я причисляю сюда же — зависим от экономической ситуации в стране. 

Удалось ли вам за годы проведения Russian Film Week что-то изменить в восприятии, в понимании нашей страны местной аудиторией? 

Косвенно удалось, но такой прямой задачи нет. Мы ведь, в конце концов, не бюро путешествий, чтобы продавать туры в Россию. Но кино — это тоже окно в страну. Можно сначала купить билет в кинотеатр, а потом — билет на самолет.

Любое культурное мероприятие — это, в каком-то смысле, реклама. Реклама творческих людей и репрезентация того, о чем люди думают.

Поэтому мы и даем такую большую палитру жанров — от хорроров и триллеров до комедии, драмы и семейного кино, чтобы это устраивало и юных зрителей, и поклонников артхауса, и любителей зрительского кино. И темы берем самые разные — от космоса до истории. 


Филип Перкон с членами международного жюри премии "Золотой Единорог" Джейсоном Хакином и Долей Гавански
Фото Tania Naiden / Russian Film Week 

И это здорово. Например, после показа фильма “Доктор Лиза” на Russian Film Week 2021 я беседовала с парой зрителей — русской женой и мужем-британцем — и муж задумчиво сказал: “Я бы хотел узнать больше про эту женщину-доктора…” 

Но поделюсь и другим впечатлением. В программе фестиваля был фильм-хоррор “Спутник” — отличный фильм, замечательно сделан, однако он эксплуатирует стереотипы о России, которые так любит Голливуд: советская государственная “машина”, спецслужбы, секретные военные разработки...

Конечно, это особенность жанра — фантастика, но не боитесь ли вы, что, показывая подобные фильмы, мы сами поддерживаем такой образ своей страны? Ведь кино обладает огромной силой воздействия. 

Я не боюсь стереотипов в кино — именно поэтому я и показываю всю палитру российского кино. Если в России снимают такие фильмы и наш европейский номинационный комитет посчитал их хорошими и включил в программу фестиваля, пусть так и будет.

Стереотипы ведь тоже откуда-то появляются. Разве у нас нет водки, “Калашникова” и матрешек? Есть, конечно. Просто в России есть нечто большее, чем стереотипы.

И наша задача — показать, что здесь есть талантливые люди, интересные персонажи, писатели, медведи, собаки, пилоты — все есть. 

А какие у вас любимые фильмы из тех, что были показаны на фестивале? 

Мне “Капитан Волконогов” понравился, фильм открытия Russian Film Week 2021. Он получил главную награду — “Золотого Единорога” в номинации “Лучший фильм”. Понравился “Джетлаг”, милый фильм. Это из тех немногих фильмов, что мне удалось посмотреть. 


Филип Перкон представляет фильм открытия Russian Film Week 2021 "Капитан Волконогов бежал", кинотеатр Odeon Luxe Leicester Square
Фото Oleg Savca / Russian Film Week

Из фестивалей прошлых лет запомнился “Витька Чеснок” Александра Ханта — он также выиграл главный приз. Фильм “Зеленая карета” в 2016 году — на мой взгляд, он был немножко недооценен. “Время первых” — прекраснейший фильм. “Салют 7” Клима Шипенко и его же “Холоп” — очень веселая, смешная комедия. “История одного назначения” Авдотьи Смирновой, “Нелюбовь” Андрея Звягинцева... У нас много было хорошего. 

Как Russian Film Week будет развиваться в 2022 году? 

Помимо Лондона, мы запускаем кинофестиваль во Франции. В мае 2022 года Russian Film Week впервые пройдет на Лазурном берегу, параллельно с Каннским кинофестивалем. Затем я планирую сделать еще один международный фестиваль, в Гибралтаре. Думаю, я уже вырос из национального кино — пора заниматься международным. 

Филип Перкон и писатель Александр Цыпкин на церемонии вручения премии "Золотой Единорог - 2021"
Фото Tania Naiden / Russian Film Week 
 

Ну что ж, до мая еще есть время досмотреть фильмы-победители Russian Film Week 2021, чтобы со знанием дела болеть за российских кинематографистов в новом фестивальном сезоне. А мы будем держать вас в курсе их успехов — и продолжим рассказывать о тех, кто помогает российскому кино завоевывать сердца зарубежных зрителей.

Следите за новостями Russian Film Week в Instagram — и до встречи в Лондоне! Но сначала — на юге Франции.


Интервью брала: Екатерина Боглаева

___________

Заинтересовал материал?

Подписаться на ежеденельную рассылку в  Telegram с акциями и подарками!

Удобнее электронная почта? Подписаться на ежемесячную e-mail рассылку

6 часов, 12 экспертов, пошаговый план!
Курс "Комфортная эмиграция"

6 часов, 12 экспертов, пошаговый план!

Burden: поиск счастья в стране тюльпанов
Искусство

Burden: поиск счастья в стране тюльпанов