Дополнительные файлы cookie

Разрешая использование файлов cookie, Вы также признаете, что в подобном контенте могут использоваться свои файлы cookie.Trendz не контролирует и не несет ответственность за файлы cookie сторонних разработчиков. Дополнительную информацию Вы можете найти на сайте разработчика. Для того чтобы разрешить или запретить установку файлов cookie данным сайтом, используйте кнопку ниже.

Я согласенНет, спасибо
Logo
{aantal_resultaten} Resultaten
  • Страны
  • Темы
Наши люди. Польша

Лили - значит любовь. Переезд из Беларуси в Польшу

27.12.2021

«Ныряешь в неизвестность и растешь через страх и преодоление; барахтаешься, чтоб остаться на плаву»

История переезда из Беларуси в Польшу, рассказанная основателями школы кондитерского искусства блогером Натали Подоляк и ее мужем, дизайнером Димой Буко .

«Зачем вы переехали? Ведь в Минске у вас всё было?»

Этот вопрос им задавали не раз. И да – было действительно многое. Натали Подоляк в Беларуси и России хорошо знают еще со времен ЖЖ, где под ником Lililoveme она рассказывала о путешествиях и своих первых кондитерских экспериментах.

Сначала они с будущим мужем Димой Буко оба трудились в айти. Потом Натали увлеклась изготовлением сладостей (одолела, между прочим, коварные пирожные макаронс), и ее десерты стали настолько популярны, что за ними в Минск даже приезжали из-за границы.

Ребята предлагали не просто пирожное или торт – они фотографировали, упаковывали и доставляли свою продукцию так, как этого больше не делал никто в белорусской столице.

Со временем из найма и Натали, и Дима ушли. И создали одну из первых на пространстве СНГ онлайн-школу кондитерского искусства, где своими кулинарными открытиями делились с учениками по всему миру.

Так почему они все-таки решили уехать?

В Польше у Димы и Натали появился новый проект – они открыли издательство, презентовали сначала серию кулинарных книг, потом — автобиографическую книгу «Лили», где Натали максимально откровенно рассказывает в том числе о причинах и сложностях переезда. Цитаты из книги дополнят это интервью.

- В сентябре 2016 года вы сообщили подписчикам, что переезжаете в Варшаву. Пять лет прошло. Как оцениваете то решение сегодня, из 2021?

Натали: - Я на сто процентов уверена, что оно было правильным. А в контексте белорусских событий лета 2020 — тем более. Сейчас к нам переезжают многие друзья, мы им помогаем, «приезжают на готовое», как мы шутим. У нас же в свое время вообще не было никого знакомого в этой стране. К тому же я ничего не понимала на польском. И тем не менее, мы здесь многое сделали.

Дима: Родилась дочка. Квартиру не купили. (Смеется – прим. автора) Начали работать в новой нише — стали издательством.

Вообще мы не в Польшу хотели переехать. Мы хотели уехать из Беларуси. Думали в Германию, но не получилось. А сюда получилось. И пройдя это, я понял, что переезд — это проще, чем принято считать.

Миграцию рассматривают в европейской среде как культурно необходимый опыт. В Беларуси это, скорее, какой-то побег, либо поиск лучшей жизни, что-то такое — не естественное.

А здесь, если поговорить с поляком 25 лет или даже старше — он, скорее всего, какое-то время жил в Германии, Голландии или Штатах.

Натали: Даже бармены! Вот мы ходим в любимый бар в Варшаве - и там бармены пожили два года в Лондоне, три в Мадриде и вернулись сюда.

Дима: Для тех, кто родился уже в ЕС, это вообще мегаестественная штука. А если они еще и учатся— то программы обмена решают. И это настолько интегрировано в среду, что слово переезд… Даже если с простыми мужиками на подъезде поговорить (это не шутка), они реагируют вроде такого: «Переезжаете? О, в Португалию? Прикольно. Мы тоже как-то думали». Никто не удивится.

Натали: Представьте, что сразу будет, если в Беларуси заявить знакомым, что собрался в Португалию?


- Вы действительно уехали ради такого культурного толчка, расширения кругозора?

Натали: Вообще у меня всегда было желание пожить у моря, попробовать. Потому что в Беларуси же как шутят: «в тот день, когда было лето, я болел». И я всегда думала, что хочу солнца. Но, конечно, для переезда были у нас и очень серьезные личные причины.

Дима: Причины переезда Натали описала как раз в своей книге. Один из ключевых моментов — это потеря ребенка.
(Первая беременность Натали закончилась трагедией — ребенок умер в утробе за несколько дней до предполагаемой даты родов — прим. автора)

Цитата из книги "ЛИЛИ":

«Я всё время билась внутри себя за хоть какой-то интерес к жизни, к людям вокруг. Больше всего я хотела скорее выйти из больницы и сказала Диме, что хочу уехать. Неважно, куда, главное — надолго. И на последних днях в больнице всё своё время я посвятила поиску направления и жилья.
(...)

Осознание того, что столько людей знают о моей потере, вводило в ступор. Я боялась, что кто-то на улице подойдёт к нам и о чём-то спросит, боялась своей реакции. Мне казалось, что никогда больше я не смогу открыться людям.

(...)
 Я пишу эти самые тяжёлые главы и понимаю, что если бы эта страшная трагедия не случилась с нами, я не знаю, где и как мы бы сейчас жили. Была бы у нас своя школа, работали бы мы с Димой вместе, и занималась бы я готовкой? Я не могу на это ответить. Как не могу представить свою жизнь и отношение к ней без этого следа потери. Всё связано и вытекает одно из другого. Мы повзрослели сразу на много лет. И наконец уехали из Минска»


Дима: Вообще я никогда не хотел уезжать из Беларуси, а хотел, наоборот, по максимуму делать эту страну лучше. Но в какой-то момент столкнулся с трудностями, которые преодолеть мне было не под силу. В нашем случае речь шла про больницы, про ментальность людей...

И я понял, что не хочу больше в этом жить. И для себя эту точку поставил. А когда переехал — эта встряска мне даже понравилась. И сегодня я бы еще раз все поменял. А может, и несколько раз.

Натали: Нужно банально найти жилье, детский сад, школу для ребенка. И вот ты эти вопросы решаешь, и тем самым будто собираешь жизненный багаж, растешь над собой. И это круто.

Дима: За пять лет мы, наверное, прошли все стадии мигранта. Первая радость: детские площадки круче, еда вкуснее и солнца больше. Потом в депрессию впадаешь неизбежно.

Натали: Потому что не знаешь языка, нету такого количества знакомых, нету близких рядом.

- А как у вас этот грустный период проходил?

Натали: Я видела в инстаграме, как встречались в Минске друзья, и было ощущение, что я как Кэрри Брэдшоу возле кафе в Париже — совсем одна, вижу их за стеклом, а меня не позвали.

Еще очень хотелось увидеть маму. А когда она, наконец, приехала в гости, мы отправились в один из торговых центров. И ей нужно было оформить tax free, а менеджер нам нахамил. Он громко кричал на нас при других посетителях.

Я тогда слабо знала язык и, во-первых, не могла внятно защититься; а во-вторых, не понимала, стоит ли отстаивать свои права, ведь я все-таки не у себя дома.

И только спустя время пришло понимание, что везде есть хамы, а есть нормальные люди. Например, у нас возле дома был маленький магазин и там работала бабушка-продавец, которая была всегда на всех зла. И даже если посетитель был один — долго протирала прилавок, потом, вздохнув, все-таки поворачивалась, испепеляла взглядом — чего, мол, пришел...

И вот благодаря ей, как это ни странно, меня отпустило! Я усвоила: да, есть такие люди, которые просто не любят других людей. И дело вовсе не во мне — просто они такие. Становится легче, когда ты перестаешь принимать это на свой счет, думать, что это все потому, что ты иностранец и «понаехал».

Цитата из книги "ЛИЛИ":

«Я часто звонила маме по скайпу. Иногда мы прощались, и после отбоя у меня выступали слёзы. Я ругала себя за них. Ведь это было наше решение переехать, откуда слёзы? Моя мама полностью поддерживала нас в этой затее! Она всегда говорила, что хочет, чтобы мы жили в более развитой стране, чтобы ощущали прогресс цивилизации. Поэтому, наверное, я так смело на всё это согласилась и, может, даже немного об этом мечтала!

Когда мы уезжали из Минска, нам казалось, что нет никаких расстояний для любви и общения.

И спустя время я думаю, что это действительно так. Но эти первые месяцы, когда столько всего надо устаканить, самые тяжёлые»

Дима: Хотя, конечно, если культура локальная не приемлет иностранцев — негатив будет. В Польше национальная культура сильна. Вроде как в Варшаве это чувствуется меньше, потому что тут много экспатов из Европы. Но восприятие русскоговорящего человека здесь все равно специфическое.

И тут есть два варианта, как с этим жить. Либо ассимилироваться, выучить язык в совершенстве и перестать с этим сталкиваться. Либо надо это перерасти, осознать, что дела обстоят таким образом, и жить дальше.

- Для вас какой вариант оказался более приемлемым? У вас был смешной пост о том, как Диму поляки-соседи пригласили на мужские посиделки в гараже, и он был горд…

Натали: Да, был такой эпизод, но лишь однажды. Вообще соседи у нас дружелюбные. Но отличие в том, что русский или украинец может за пятнадцать минут тебе всю свою жизнь рассказать.

Поляки более закрытые. Ты с ними можешь часто встречаться, и при этом вы будете беседовать исключительно о погоде. Хотя, кстати, они любят про политику поговорить. И в этом сильно отличаются от белорусов — в Беларуси о политике вообще было не принято говорить до августа прошлого года. А здесь с тобой любая бабушка поддержит такой разговор.

К тому же они всегда готовы отстоять свои права: «Так, мне не приходит уведомление, а я писала вам, что надо бросать в ящик», — я не единожды наблюдала такие сцены, например, на почте. И сама здесь стала смелее в этом плане.

Дима: Но вообще, поскольку мы здесь продолжили развивать свою кондитерскую онлайн-школу, соответственно, польских коллег у нас не появилось. Близкие друзья тоже русскоговорящие. Так что ассимилироваться у нас даже при желании не получилось бы. Можно было попробовать делать версию курсов на польском, но мы не захотели.

Натали: На тот момент мне было интересно работать с муссовыми десертами. А поляки больше любят безе и булки. И мы решили, что не стоит уроки переводить на польский, поскольку это не будет иметь большого отклика. Может, ошиблись.

Дима: Но мы уже этого не узнаем. Зато мы переводили все на английский, и теперь у нас много учеников из совершенно разных стран.

- Когда вы уезжали, ваша школа была уже довольно известным проектом. Насколько сложно было перевезти его в Европу?

Дима: Платформа у нас своя, физически перевозить ничего не нужно было, конечно. Сначала мы достаточно долго оставались налоговыми резидентами Беларуси, а потом уже перевелись сюда.

Натали: Здесь за один день можно стать предпринимателем. Ты открываешь фирму, и тебе сразу звонят, предлагают банковские услуги и прочее… помнишь, Дим?

Дима: В Минске тоже было не сложно открыть мелкий бизнес.

Но в Минске был подход, как бы это сказать… «открывай и страдай». А тут — «открывай, давай, вот тебе куча предложений от смежных бизнесов». Контекст другой, я не стал бы его идеализировать, однако в целом подводных камней меньше.

Например, когда мы напечатали первый тираж книг, триста штук — их быстро раскупили. И наша выручка превысила какой-то там лимит. И вот я в страхе еду в налоговую, жду, естественно, штраф. А они мне: «Ну, поздравляем, молодец! Сейчас исправим, здесь заполни, и все ок!» Это было классно.

Хотя я слышал от людей и другие истории, негативные. Поэтому повторюсь – идеала, наверное, не существует.

- Сама идея издавать книги как появилась? Сразу видится какой-то цех с печатными станками…

Дима: О нет, мы печатаем книги под заказ в типографии. А вот хранить их сначала решили прямо в квартире. Но это было ошибкой. И мы больше никогда не будем так делать.

(Первой книгой, которую издали ребята, стал кулинарный курс «Пралинариум» - книга посвящена изготовлению корпусных конфет с авторским дизайном – прим. автора)

Натали: Когда мы забрали первый тираж книг, оказалось, что это палета весом в триста килограммов! У нас был третий этаж, и Дима на лифте возил эти тома. А потом всю неделю ночами мы их упаковывали, чтобы отправить клиентам.

Впоследствии пришлось заключить договор с логистической компанией, чтобы книги из типографии поступали в логистический центр, а оттуда покупателям. Пару месяцев созвонов, ругани – и сейчас они уже уходят сами, а мы только разруливаем мелкие вопросы.

Дима: Пока мы здесь жили — повстречали немало людей, которые нас убедили, что издать книгу не сложно.

Натали: В одном ресторане повар нам презентовал свою, очень красивую. И еще на ярмарке мы однажды видели местных блогеров польских — они продавали свои книги по сорок или тридцать евро. Я купила, прочитала. Они сделали книгу из собственного блога — как путешествовали по Германии. И меня это вдохновило.

Дима: Наверное, если ты не очень популярный человек — ты не сможешь продать сразу много. Но продашь десять, двадцать — и у тебя будет этот опыт.

- Вы, наверное, не зря попали именно в Польшу — здесь читающая нация, книжные даже во время карантина не закрывались.

Натали: Книг здесь действительно огромное количество. Например, у нас возле дома был обалденный магазин, там были кулинарные тома, в том числе на английском, классных издательств.

Я купила книгу французских шефов, где были их любимые десерты, стала по ней готовить. Блюда получались очень красивые, Дима стал их снимать, и спустя какое-то время мы записали новый учебный курс по этим рецептам. Друзья говорили, что переезд пошел нам на пользу.

В Варшаве я нашла вдохновение!

- А ведь у вас и в Минске был момент, когда вы полностью сменили сферу деятельности, ушли из найма. Этот опыт помог потом в эмиграции?

Натали: Там было плавнее, потому что сначала я ушла, а потом Дима. Он уволился уже после того, как у нас умер ребенок, решил, что будет мне помогать, мы займемся развитием своего дела. Но вообще это похожий опыт: ныряешь в неизвестность и растешь через страх, преодоление; барахтаешься, чтоб остаться на плаву.

Цитата из книги "ЛИЛИ":

«Меня поймут те, кто уходил с постоянной работы в никуда. Ты всё время боишься, что останешься без денег. Что нужно делать больше, работать всё время, не расслабляться, иначе в какой-то момент просто останешься на обочине жизни, потому что никто не платит тебе твою стабильную зарплату каждый месяц»

- В переезд вы тоже не совсем, чтобы нырнули с головой. Я читала, что вы заранее ездили в Польшу и выбирали город?

Натали: Если можно так сказать. Диме нужно было учить польский. К тому же у нас было много работы, мы выдохлись и хотели отпуска. И Дима предложил совместить приятное с полезным — поехать в Краков на языковые курсы, а заодно посмотреть, как там живется.

Мы почему-то думали, что будем именно в Кракове жить, хотя ни разу там не были. И город нам понравился. Но там повсюду был такой смог, что люди ходили в масках уже тогда. Там и шутки такие – «не открывайте форточки, не проветривайте город». И мы поняли, что нет, это не для нас.

Были большие надежды на Гданьск. Мы тоже поехали туда на курсы в июле. Но каждый день шел проливной дождь, было холодно.

Приходишь на море в трех одеялах, вода леденющая, палец окунуть невозможно.

И я сказала нет, не такого моря мне хотелось (смеется — прим. автора).

Были во Вроцлаве. Нас пригласили рассказать про открытие нашей школы. Это город айтишников, они живут в своем пузыре, многие даже не говорят на польском и при этом прекрасно себя там чувствуют. Но нам тоже не подошло.

И мы вернулись в Варшаву. И встретили девушку, которая предложила нас поводить по своим любимым местам. Я обычно на такие авантюры не соглашаюсь, но Дима меня уговорил. И она нас буквально влюбила в этот город. Мы выбрали район и долго там прожили. И там у нас появилась на свет наша дочь Ева. В этом году ей исполнилось три.

Цитата из книги "ЛИЛИ":

«Этот момент невозможно осознать. Я пишу эти строки, и слёзы опять сами льются. Всё это нереально. Никак не объяснить и не рассказать. И до конца не веришь, что этот комочек — это твоя дочь. Вот она. И вот ты прижимаешь её к груди и не можешь насмотреться, не можешь нарадоваться. ВСЕЛЕНСКАЯ любовь окутывает всё, пульсирует в тебе. И все мы теперь вместе, все мы рядом. Так родилась Ева»

- А материнство как-то изменило ваши взгляды на эмиграцию? Решились бы вы на переезд с маленьким ребенком?

Натали: Ева ходит в сад, в котором и директор, и воспитательница ездят на мотоциклах! На мотоциклах, понимаешь?! У одной из воспитательниц свои лошади в хозяйстве. А у директора дреды на волосах. И это мы живем в пригороде, не в Варшаве даже, но при этом здесь все такие продвинутые.

Ребенку ведь всегда желаешь самого прогрессивного. И в этом укладе жизни есть куча моментов, которые нам нравятся. Но есть какие-то и устаревшие, на мой взгляд, вещи. И было бы прикольно, если бы ребенок рос в еще более развитом обществе, которое было бы еще более свободным от стереотипов.

Поэтому именно сейчас, когда у нас все, вроде бы, устаканилось… Я поняла, что хочется куда-то еще двигаться, что-то менять и делать что-то глобальное дальше.

Вся наша жизнь такая — не было момента, чтобы все было тихо, спокойно, гладко. И в этих волнах есть очарование — так жить интересно.

Так что я не то что не отрицаю переезда с детьми — я прямо это поддерживаю. И я уверена, что Ева тоже, когда вырастет, будет ездить и искать себе какое-то место и познавать, и расширять кругозор. А если нет — ну, мы сделали все что могли! (смеется — прим.автора)

Цитата из книги "ЛИЛИ":

«Плохо пропагандировать, что переезжать надо, и плохо пропагандировать, что переезжать не надо.

Когда мы пытаемся копаться и искать причины для переезда, думаем, может, дело вовсе не в них, а в нас? Просто мы такие люди.

Скорее всего, если бы мы выросли в Польше, то тоже бы переехали, найдя бы здесь свои причины. (…) Это может негативно повлиять на твою жизнь, а может — позитивно. Никто не знает. Наверное, чаще влияет позитивно, мы хотели бы в это верить. Это как из дома выйти. Ты просто как первооткрыватель мира для себя в этот момент»

- Есть мнение, что для творческого человека эмиграция бывает губительна — он может и не создать за границей таких же сильных вещей, как на родине. Что ты об этом думаешь?

Натали: У нас часто спрашивали, почему мы переехали, ведь у нас все было, была известность и прочее… Мы поднимали этот вопрос даже между собой, я записывала этот разговор на диктофон, и в книге он идет почти не шлифованный.

Бывает, что творчество неразрывно связано с тем местом, где живет человек. Если ты писатель и пишешь про русскую деревню — наверное, ты должен там жить и видеть эту жизнь своими глазами.

Но в нашем случае творческой подпиткой были и остаются перемены.

Если нет перемен — нету и роста.

Не знаю, мне кажется, что в этом наш рост. В трудностях, которые мы преодолеваем. Три тома «ЛИЛИ» об этом говорят — нужно было пройти эти трудности, чтобы об этом написать.

Автор: Дарья Кириллова

Фотоматериалы взяты из инстаграма Натали Подоляк и Дмитрия Буко
_________________

ЗАИНТЕРЕСОВАЛ МАТЕРИАЛ?

Подписаться на ежеденельную рассылку в  Telegram с акциями и подарками!

Удобнее электронная почта? Подписаться на ежемесячную e-mail рассылку

Сеньора Доуто́ра. Как Мария Мельникова переехала в Португалию и подтвердила диплом врача
Наши люди. Португалия

Сеньора Доуто́ра. Как Мария Мельникова переехала в Португалию и подтвердила диплом врача

Путешественник Михаил Зарубин:
Наши люди. Австралия

Путешественник Михаил Зарубин: "Объездил все страны мира и сейчас нахожусь в лучшем месте на земле"