Дополнительные файлы cookie

Разрешая использование файлов cookie, Вы также признаете, что в подобном контенте могут использоваться свои файлы cookie.Trendz не контролирует и не несет ответственность за файлы cookie сторонних разработчиков. Дополнительную информацию Вы можете найти на сайте разработчика. Для того чтобы разрешить или запретить установку файлов cookie данным сайтом, используйте кнопку ниже.

Я согласенНет, спасибо
Logo
{aantal_resultaten} Resultaten
  • Страны
  • Темы
Украина

«Не думали, что где-то существует такая социальная поддержка». Один день в семье беженцев в Германии

28.05.2022

Один день в семьях беженцев из Украины провела журналист TrendzEurope в Германии Мария Сорокина.

По официальным данным на начало мая, в стране зарегистрировано почти 400 тысяч беженцев, при этом реальное их количество, вероятно, значительно выше. О том, каким непростым был их путь в Европу, на что хватает текущей финансовой поддержки и чем заняты сейчас их будни — в нашем материале.

Елена, (46), Илларион, Сергей и Аня (17, 11 и 5 лет), Харьков:

- Харьков начали бомбить 24 февраля в 5 часов утра. Сначала мы думали, что это учения, либо взорвался водопровод, но спустя несколько минут стало понятно, что все гораздо страшнее. Люди выбегали из своих домов, бросали вещи в машины. Через полчаса на всех заправках Харькова были длинные очереди. Уже к 6 утра не стало бензина, в магазинах — хлеба. Я искренне считала, что это на 2-3 дня… Но в итоге это обернулось кошмаром. Нас обстреливали. Подошли под город, окружили и начали бомбить.

Мы сидели в подвалах, муж сказал: “Cпасай детей” - и посадил нас на поезд до Львова.

Путь из Харькова до Львова занял у Елены и ее детей 19 часов.

- Люди были везде — в тамбуре, в проходах, невозможно было дойти до туалета, хорошо, что мы взяли младшей горшок. С 16 часов до 4 утра в поезде не было света, маленькие дети плакали. Из Львова до польского Пшемысля мы ехали еще десять часов, из них восемь просто стояли в поле — без связи, без еды. Позже выяснилось, что это была «пробка» из электричек на польской границе.

Из Пшемысля Елена добралась до Берлина, там ее с детьми поселили на три ночи в отеле. Оставив младших, вместе со старшим Илларионом она поехала на главный вокзал, чтобы найти еду и жилье.

- По громкоговорителю на вокзале объявляли, кто ищет жилье. Мне повезло, и молодая пара из Берлина, Николас и Шарлотта, приютили нас. Они забрали нас из гостиницы, поселили у себя.

Утром просыпаемся и видим на кухне листик на украинском языке — «Мы рады вам. Чувствуйте себя как дома!».

Шарлотта и Николас присматривали за младшими детьми, пока мы со старшим ездили в поисках квартиры. Чуть позже нашли вариант в Потсдаме.

В Потсдаме Елене предложили номер с кухней в гостинице до конца марта. Чтобы не утруждать отзывчивую пару из Берлина, они сразу же приняли решение туда перебраться.

- Добирались до Потсдама часа два, не зная берлинского метро. Младшая Аня немного приболела.

Уже к вечеру, когда мы прибыли к месту, нам сообщили, что гостиницу отдали под ковидный госпиталь. Это был момент отчаяния. Прямо на улице я разрыдалась от бессилия и осознания того, что одна с тремя детьми снова остаюсь на улице.

В гостинице нам предложили только один вариант — ехать в лагерь для беженцев. Николас предложил нам вернуться в Берлин. Но мы поехали в лагерь, решили там хотя бы переночевать. В лагере к нам подошла девушка немка и предложила квартиру на три ночи. Я была ей благодарна, что моим детям снова было, где спать.

«Ты снова плачешь, мама», — говорит рядом пятилетняя Аня. Уже на следующий день семье Елены помогли найти квартиру в Брауншвейге, где они живут и сейчас.


Елена и Анна

- Все время мы ехали в никуда. Но что делать? Спасибо добрым людям. В Брауншвейге нам помогли зарегистрироваться, найти старшим школу и детский сад для младшей. На курсы немецкого языка я стою в очереди. Язык очень нужен, без него тяжело. По профессии я бухгалтер, скорее всего, придется здесь переучиваться, профессия не востребована в Германии. Но государство тоже не может кормить нас вечно, я это понимаю, люди должны работать.

На четверых мы получаем сейчас 1000 евро в месяц. Также пообещали помочь финансово с мебелью, чтобы купить что-то в квартиру. Проживание и коммунальные услуги, за исключением электроэнергии и интернета, оплачивает муниципалитет. Мы учимся экономить — быстро умываться, выключать свет, сортировать мусор. У всех детей уже есть велосипеды, один подарили соседи, два других купили за 10 евро.

Как и у большинства приехавших в Германию беженцев, муж и родственники Елены остались в Украине.

- Мы живем одним днем. Война в Харькове не закончилась, очень много оружия в городе, многое заминировано. Муж остался там, говорит, нужен как минимум год, чтобы понять, что делать дальше. Инфраструктура разрушена — люди без света, без воды. Везти сейчас туда детей мне не представляется возможным. Конечно, без мужа тяжело, каждый день созваниваемся.

Сыновья и дочь постоянно спрашивают, что сделать, чтобы папа приехал. Но пока мы в Германии, здесь дети целы и сыты, а это самое главное.

Татьяна (42) и Анастасия (15), Бровары:

- Тогда, в феврале, я отказывалась верить в происходящее. В то, что в 21 веке возможна война.

В подвалах мы сидели недолго. Однако некоторые наши соседи там фактически жили, боялись возвращаться в свои квартиры, боялись спать, потому что часто звучали сирены, где-то раздавались взрывы. Никогда не знаешь, прилетит на этот раз в твой дом или нет.

Чтобы не повторить события Бучи, Мариуполя, Гостомеля, в середине марта мы приняли решение, что нужно уезжать из Украины. Благо, в Брауншвейге живет моя подруга и крестная дочери, они помогли нам добраться через Варшаву до Германии и найти здесь жилье. Мы живем в семье, немцы тепло к нам относятся, помогают всем, чем могут. Предоставили посуду и постель, все время спрашивают, нужно ли что-то еще. Пока я не работаю, стараюсь им тоже чем-то помочь. Дочь уже пошла в школу.

Настя добавляет, что сверстники говорят очень быстро по-немецки и понять их непросто. Поэтому пока в школе она общается с ребятами на английском. Татьяна по профессии учитель музыки, украинского языка и литературы, в Киеве работала в детском саду и администратором школы.

- Сложно сказать, чем я могу заняться в Германии. Слышала, что планировался запуск проекта с участием педагогов из Украины, которые пока еще не знают языка. Но это не принципиально, я готова освоить и новую профессию, мы понимаем, что приехали сюда не отдыхать. К тому же жизнь в Германии значительно дороже, чем в Украине. Сейчас записалась на языковые курсы от «Красного креста», учу немецкий. Во всех инстанциях встречаем доброжелательных людей, один раз заблудились в городе, но нам быстро помогли сориентироваться, более того - сами предложили помощь.

Муж Татьяны и родственники остались под Киевом, в Броварах.

- Родители уже в возрасте, им за 75. Даже когда они сидели месяц без света и газа, эвакуироваться не соглашались. Там их жизнь.

На данный момент мы не знаем, будем ли возвращаться обратно. Планировать невозможно. Бровары заминированы, сейчас, в целях безопасности, люди передвигаются только по определенным улицам.

Практически ежедневно поступают новости, что какой-то трактор в поле подорвался на минах. В Броварах находятся самые большие продовольственные склады в Украине. Их тоже разбомбили.


Татьяна и Анастасия

Безусловно, мы хотим, чтобы война поскорее закончилась. Очень надеюсь, что в скором времени украинцы смогут снова вернуться в свои дома, к прежней жизни, хотя бы в той мере, в какой это возможно. Хочется сказать большое спасибо всем странам, которые сейчас нас принимают!

Главное, что живы и здоровы, хотя до сих пор, когда видим пролетающий самолет, вглядываемся — гражданский ли он.

Резкие звуки напоминают взрывы, невольно останавливаешься и прислушиваешься. И это пройдет нескоро.

Екатерина (71), Елена (36), Дмитрий (13) и две собаки Маруся и Зарина, Киев:

- 24 февраля мы находились в Киеве. Утром муж разбудил меня и сказал, что бомбят аэропорт Борисполь.

В происходящее не верилось, казалось, что через пару дней мы снова пойдем на работу и все будет по-прежнему.

Однако трое суток мы провели в подвалах. Нам повезло больше, чем другим — подвал в нашем доме чистый и сухой, а есть дома, где на полу вместо плитки песок, тараканы, мыши. Все были уверены, что это быстро закончится, паники среди соседей я не видела. Периодически поднимались в квартиру, в первый день я прошла около 80 этажей, лифтом не пользовались. Квартиру мы купили недавно, делали ремонт, поэтому в ней, по сути, не было безопасных мест.

На третьи сутки в городе стало тихо, и мы решили переночевать в квартире. Ночью, через большие окна гостиной увидели, как работает ПВО над ТЭЦ-6. На следующее утро в новостях сообщили, что ракета по ошибке попала в жилой дом в районе Жуляны, пострадали квартиры с 17 по 21 этаж. И тогда стало действительно страшно, мы уже не верили в то, что бомбить будут только военные объекты. В это же время в Киеве гражданским начали под расписку выдавать оружие. Тогда мы приняли решение уезжать из Киева в Богуслав, опасаясь, что Киев может оказаться в осаде. Пробыв в Богуславе неделю, поняли, что ситуация в Украине обостряется, и решили ехать за границу.

Из Богуслава семья Елены на машине добралась до Молдавии.

- Это был самый короткий путь из Украины, к польской границе я ехать опасалась — слишком долго под открытым небом. С собой взяли только вещи первой необходимости. Так долго за рулем я не была еще ни разу в жизни.

По дороге в украинских деревнях видели стариков с вилами, готовых защищать свою семью и страну.

В Молдавии нам сообщили, что мест для ночлега нет, и без остановки мы поехали в Румынию. Двое суток там отдохнули и направились в Венгрию, там были знакомые.

Затем поехали в Вену. Это была моя давняя мечта. Я понимала, что неизвестно, как дальше сложится жизнь, и мы решили на один день заехать в столицу Австрии. Потом через Чехию добрались до немецкого Геттингена. Искренне надеялись, что вскоре развернемся и поедем домой.

Нас поселили в лагерь для беженцев во Фридланде, выделили отдельную комнату и разрешили находиться там с собаками. Спустя два дня мы перебрались в здание школы, ехали за автобусом на машине. Я очень переживала, что машина заглохнет (бензина оставалось на минимуме) и мы не найдем автобус. Но в итоге благополучно добрались из Геттингена до Брауншвейга.

В Брауншвейге Елена, Дмитрий и Екатерина почти месяц жили в школе, а затем переехали в светлую трехкомнатную квартиру. Сейчас семья обустраивается, покупает мебель. На эти нужды муниципалитет выделяет, в зависимости от размера домохозяйства, до 5000 евро. Семье Елены на покупку мебели выдали 2900 евро.

- По профессии я юрист и готова была сразу начать работать в Германии, хорошо знаю английский язык. Но трудоустроиться здесь не так просто, как, к примеру, в Украине: сейчас мы ждем документы, после получения которых уже можно будет искать работу. Сын в Киеве учился в немецкой гимназии, поэтому с языком у него проблем практически нет, это большой плюс. Уже успел вместе с классом на три дня съездить в горы Харц во время весенних каникул. Мы с мамой тоже учим немецкий язык.

Наши будни наполнены бытовыми вопросами, оформлением документов. Даже записаться к врачу — целая проблема при отсутствии хорошего немецкого. Всю мебель поднимаем сами на четвертый этаж, собираем. Я уже научилась пользоваться дрелью.

Квартира для семьи Елены арендована на один год.


Екатерина и Елена

- Мы искренне благодарны Германии и немцам, не думали, что где-то такая социальная поддержка вообще существует.

Не ожидали настолько теплого приема, предоставления просторной квартиры, не барака. Пока мы здесь. Инфраструктура Киева не разрушена, пострадали только подъезды к городу, которые сейчас активно восстанавливаются. Как только в Украине будет снято военное положение, планируем вернуться на родину.

Автор: Мария Сорокина
Фотографии предоставлены автором
_________________

Больше материалов в нашем телеграм-канале
Ген волонтера. Видеорепортаж Дарьи Кирилловой
Добро

Ген волонтера. Видеорепортаж Дарьи Кирилловой

Уехавшие

"Неизвестная перспектива лучше перспективы насилия, цензуры и поломанных судеб". Пятая волна эмиграции.