Дополнительные файлы cookie

Разрешая использование файлов cookie, Вы также признаете, что в подобном контенте могут использоваться свои файлы cookie.Trendz не контролирует и не несет ответственность за файлы cookie сторонних разработчиков. Дополнительную информацию Вы можете найти на сайте разработчика. Для того чтобы разрешить или запретить установку файлов cookie данным сайтом, используйте кнопку ниже.

Я согласенНет, спасибо
Logo
{aantal_resultaten} Resultaten
Лайфхаки

Не заламывайте руки и не рвите волосы на голове. Как говорить с офицером по приему беженцев

21.07.2022

Сегодняшняя ситуация в России вынуждает многих людей уезжать за границу. Речь идет не только о категории состоятельных граждан, которые давно уже имеют связи, а может быть и недвижимость в Европе, но и о простых правозащитниках, столкнувшихся с российским политическим режимом и вставших перед выбором: бежать за границу или познакомиться ближе с пенитенциарной системой РФ.

Журналистка, правозащитница и активистка Аида Мирмаксумова поделилась с Trendz Europe своими рекомендациями, как правильно построить интервью с офицером Французского управления по защите беженцев и апатридов (OFPRA).

Я долго общаюсь во Франции с мигрантами, просителями убежища из разных стран, с местными адвокатами и социальными работниками, а с недавнего времени консультирую по вопросам эмиграции в эту страну. Этот материал написан на основании историй, известных мне лично, и носит рекомендательный характер.

От чего зависит решение вашего вопроса?

От двух взаимосвязанных факторов: история вашего преследования и то, как вы расскажете эту историю на интервью. Не верьте, если говорят, что получить позитив из OFPRA невозможно. Это абсолютная неправда!

Несколько правил для хорошего интервью:
  • Ведите себя естественно. Если вы тот, за кого вы себя выдаете, вам нечего бояться. Ваши нервы делу не помогут.
     
  • Не пересказывайте свою историю так, как она написана в том досье, которое вы отправили в OFPRA.

Отходите от текста, говорите все своими словами. И давайте больше деталей, о которых в истории не написано.

Например: «Я помню, в тот день на мне была новая черная куртка, после драки рукава были разорваны» или «Он прошел слева от меня и вот так схватил за локоть» (показать). О таких мелочах в тексте не пишут, но при личной встрече они играют большую роль.

  • Вы имеете право забыть подробности.

Какую-то дату, чье-то имя, номер машины. Особенно если с момента вашего отъезда из страны и до момента вызова на интервью прошло много времени. Все мы живые люди. Вы можете помнить, какого цвета рубашка была на человеке, который на вас напал, но можете забыть, 13 или 15 мая это было. Это нормально. Честно признайтесь: «Это была весна (был апрель/май), но точную дату я не помню». Чем естественней вы себя ведете, тем лучше.

  • Не рыдайте, не заламывайте себе руки и не рвите волосы на голове!

Офицеры слезам не верят. Обморокам тоже.

Слезы допустимы в том случае, когда вы говорите о чем-то, что действительно задевает ваши чувства: вы вспоминаете, как у вас из рук пытались выхватить вашего ребенка или как в последний раз обняли свою пожилую маму, или вы горюете из-за убийства близкого вам человека.

Это естественные эмоции, а рыдания-самобичевания со стороны смотрятся неестественно.

  • Иногда офицер может по несколько раз задавать один и тот же вопрос разными словами.

Зачем? Возможно, хочет подловить вас. А возможно, вы рассказываете нескладно, сбивчиво, перескакиваете - и ему ничего не понятно. В любом случае, услышали четкий вопрос – дайте четкий ответ.

Ни в коем случае не говорите офицеру «Я же уже ответил!», или «У меня в истории об этом написано», или «В Гугле есть об этом подробно» (я читала расшифровки интервью, люди и правда так отвечают). Тут даже при реальной и прекрасно написанной истории будет негатив!

Поэтому, сколько раз вы услышали вопрос, столько раз дайте на него ответ.

Не туманный, расплывчатый, а четкий. И тогда, скорее всего, офицер к нему больше не вернется.

  • Иногда во время интервью офицер называет неправильные даты происшествий или имена из вашей истории.

Зачем? Возможно, проверяет вас. А возможно, он и правда запутался. Особенно, если это сложная история с кучей действующих лиц и локаций.

В этом случае аккуратно поправьте офицера, еще раз сообщите правильную информацию. Это только вам на пользу.

  • Некоторые ошибочно начинают рассказывать свою историю «с начала» – так, как написано в тексте.

Но ваша история – это не школьное сочинение, которое нужно пересказывать строго от начала до конца. Офицер уже в начале может задать вопрос о событии, которое произошло, скажем так, в конце, перед самым вашим отъездом. Не надо теряться и говорить «Давайте я сначала расскажу» или «Ой, перед этим столько всего было». Это создает негативное впечатление.

Дайте четкий ответ на вопрос, даже если он «из конца». И только потом можете дополнить ответ, коротко упомянув, что этому предшествовало. Если офицер заинтересуется, он уточнит. В противном случае продолжит задавать свои вопросы.

Правда ли, что итоговое решение принимают офицер вместе с переводчиком?

Нет! Более того, даже не у всех офицеров OFPRA есть полномочия выносить итоговое решение.

В основном, офицеры выносят рекомендательное решение и передают досье выше, а там – еще выше. И так – до того человека, у которого есть соответствующие полномочия.

Переводчик только переводит. Очень часто в случае отказа беженцы жалуются на плохой и даже неверный перевод. Но в большинстве случаев это всего лишь оправдание своей неудачи.

Если вы рассказываете про солнечный день и красную юбку на вас, переводчик не переведет про зиму и шубу. Он переведет ровно то, что вы ему сказали. Но может случиться так, что переводчик неправильно расставит смысловые ударения, не поставит акцент на том, что действительно для вас важно.

Поэтому крайне необходимо четко доносить свою мысль, чтобы не путать ни переводчика, ни офицера.

Сколько времени обычно уходит на принятие решения OFPRA после интервью?

Все очень индивидуально. Кто-то уже через неделю получает позитив, а кто-то – через три года получает отказ.

В редких случаях в OFPRA могут вызвать второй раз. С одной стороны, это хорошо: скорее всего, офицер не отмахивается от вашей истории, ему важно что-то уточнить. Но с другой стороны, повторный вызов никак не гарантирует позитив.

Если вас вызвали в OFPRA повторно, а к тому времени у вас появились новые доказательства преследования, возьмите их с собой на новое интервью.

Новые доказательства можно также досылать почтой уже после интервью. Некоторые собирают их на случай отказа, чтобы потом предъявить что-то новое в суде. Я знаю несколько случаев, когда люди досылали эти новые доказательства через пару месяцев после интервью, до вынесения решения, в итоге – позитив.

В случае отказа в OFPRA у вас есть 21 день, чтобы найти адвоката и оспорить это решение в CNDA (в суде). Принцип поведения и ответов на вопросы в суде – тот же: четко и по делу. Чем меньше воды, пыли в глаза и запудривания мозгов, тем лучше для результата.

Автор: Аида Мирмаксумова
________________

Больше материалов в нашем телеграм-канале
Россияне пакуют чемоданы: вторая волна эмиграции унесет из страны 2 миллиона человек
Источник - The Moscow Times

Россияне пакуют чемоданы: вторая волна эмиграции унесет из страны 2 миллиона человек

Коллеги из России называют ее предательницей.
De Volkskrant, Нидерланды

Коллеги из России называют ее предательницей. "Наоборот. Моя страна предала нас," - говорит бывшая солистка Большого театра Ольга Смирнова.