Дополнительные файлы cookie

Разрешая использование файлов cookie, Вы также признаете, что в подобном контенте могут использоваться свои файлы cookie.Trendz не контролирует и не несет ответственность за файлы cookie сторонних разработчиков. Дополнительную информацию Вы можете найти на сайте разработчика. Для того чтобы разрешить или запретить установку файлов cookie данным сайтом, используйте кнопку ниже.

Я согласенНет, спасибо
Logo
{aantal_resultaten} Resultaten
  • Темы
Уехавшие

"Неизвестная перспектива лучше перспективы насилия, цензуры и поломанных судеб". Пятая волна эмиграции.

14.04.2022

Пятую волну русской послереволюционной эмиграции поднял Народный артист РФ Андрей Макаревич. Музыкант, основатель и бессменный лидер группы "Машина времени", продюсер и телеведущий стал, по сути, первым, кто еще в начале марта 2022 года покинул страну.

За ним последовали Народная артистка России Чулпан Хаматова, певица украинского происхождения Вера Брежнева, режиссер и медиа-менеджер Александр Роднянский, рэпер Оксимирон , специальный представитель Президента по связям с международными организациями для достижения целей устойчивого развития (ныне с приставкой "экс") Анатолий Чубайс с супругой Авдотьей Смирновой, Елена Бунина, возглавлявшая "Яндекс"...

Список можно продолжать бесконечно. Россияне, по вполне понятным причинам, опасаются последствий санкционной политики Запада, политического давления и преследования за опозиционные взгляды, мобилизации в ряды вооруженных сил и нового "железного занавеса".

Официальной статистики нет. Но, по мнению экспертов, речь идет о десятках тысяч новых эмигрантов. Люди напуганы. И многие выбирают самый оптимальный (для себя) вариант решения проблемы - убежать от нее.

Мы поговорили с обычными россиянами, чтобы понять, что они чувствуют сейчас, легко ли им далось решение уехать и где они видят себя в обозримом будущем? Но главное - что должно произойти, чтобы они вернулись на родину?

Глеб Степанский, travel-блогер, посетил 61 страну мира:

(На момент написания материала, 12 апреля, находился в Сербии. За время [“спецоперации”] в Украине успел побывать на Маврикии, в Венгрии и Австрии).

"24 февраля я находился в Египте. Проснувшись утром, обнаружил множество сообщений в соцсетях, даже от тех, с кем общаюсь редко. Все спрашивали, как у меня дела и в порядке ли я. Прочитав новости, я понял, в чем дело.

Друзья интересовались, планирую ли я возвращаться домой, и советовали задержаться в Египте. У меня уже был обратный билет в Питер, а 3 марта — перелет Австрийскими авиалиниями из Москвы на Маврикий с пересадкой в Вене. Кроме того, меня ждали планы на выходные. Поэтому я решил, что прилечу в Россию, несмотря ни на что, и посмотрю, что будет.

К воскресенью, 27 февраля, стало ясно, что Европа закроет воздушное пространство для российских самолетов. Наши власти ввели ответные санкции и запретили летать европейским авиакомпаниям.

Я попросил менеджера сохранить мне сегмент перелета из Вены до Маврикия. Мне сказали, что до Вены придется добраться самостоятельно и за свой счет.

Мне не хотелось терять авиабилет и оставаться запертым в одной стране, пусть она и простирается от Балтийского моря до Тихого океана. Я побывал в 60 странах мира, и для меня невозможно задержаться в одном месте больше трех-четырех недель. Поэтому 28 февраля я попытался выехать в Европу. Я родился в Латвии и там похоронена моя бабушка, поэтому у меня открыт латышский шенген на 5 лет, он истекает в октябре 2022 года.

В Европу я решил ехать через Эстонию, потому что это ближайшая граница к Петербургу. Туда мне дешевле, быстрее и проще всего добраться. Я доехал до Ивангорода у границы с Эстонией на электричке из Петербурга. Она каждый вечер в 18:40 отправляется с Балтийского вокзала. Я живу в Пушкине, поэтому подсел на станции Александровская. Поездка стоила мне 364 ₽.

На этой электричке я добрался до границы.

Контролер, проверив мой билет, сказала вполголоса: «Все до Ивангорода…».

От станции до границы я дошел пешком, прогулка заняла минут двадцать. Вместе со мной шел немец — преподаватель СПбГУ, который находился в России по программе обмена DAAD. Его рейс в Берлин отменили, поэтому он возвращался домой таким образом.

Выехать из России по земле можно, только если у тебя есть основания – например, ты добираешься на учебу, работу, к близким родственникам или на лечение. В качестве подтверждения поездки на лечение подойдет оплаченная бронь отеля с лечебными процедурами, у которого есть медицинская лицензия.

В феврале мои друзья ездили на лечение в отель Pirita Spa Hotel в Таллине на два дня. Они поделились со мной информацией об этом, и я тоже забронировал там номер. По правилам бронь должна быть оплачена.

На российской границе я сказал, что еду на лечение. Пограничники молча и очень внимательно проверили оба моих паспорта: в одном виза, но нет места, другой — для штампов. После отсканировали бронь отеля и без лишних вопросов выпустили из России.

На эстонской границе я сказал, что въезжаю с целью транзита. У меня не проверили ни страховки, ни брони — только сертификат о вакцинации. Без вакцины эстонцы не пускают: на днях знакомые приехали с ПЦР-тестом, и их развернули. «Спутник V» в Эстонии принимают.

За два дня я успешно добрался до Вены и 3 марта успешно улетел на Маврикий. Здесь я проведу три недели. У меня куплены обратные билеты через Вену в Москву, но перелет из Австрии в Россию уже аннулировали. Авиакомпания Lufthansa официально заявила, что не будет использовать воздушное пространство России до 27 мая.

Пока что я не программирую себя, что уехал надолго. Надеюсь, что скоро все закончится и я смогу вернуться домой.

Но мне легко проводить в дороге и 2-4 месяца подряд. Я репетитор по обществознанию и истории и работаю онлайн. Конечно, падение рубля ударит по моему кошельку, но не настолько, чтобы я не смог путешествовать. Я долечу до Вены, а дальше буду решать по ситуации.

Я убедился, что при наличии шенгена выбраться в Европу по земле пока можно без особых проблем. Спустя пару дней, в ночь со 2 на 3 марта, по той же схеме успешно прошел границу мой друг. Он ехал на рейсовом автобусе прямо в Таллин. И даже сейчас остаются страны, которые выдают шенгенские визы".

Эмма Абрамова, Product manager:

"Я уехала из-за страха. Начиная с вечера 24 февраля я перестала нормально спать. Просыпалась от болей в теле посреди ночи, бежала в туалет, организм очищался. По психосоматике - это страх нарушения личных границ. Отсутствие безопасности.

Когда ребенком я ждала, что со мной произойдет, когда домой вернется пьяный отец, выбор у меня был небольшой: меня потащат в компанию его собутыльников, меня будут пороть ремнем или вдруг мне повезет и дома забудут о моем существовании при условии, что я буду сидеть тихо и не высовываться. Так себе выбор. Ничего не напоминает?

В детстве я была рада находиться подальше от дома и счастлива разводу родителей. Этот выбор был и остается в пользу безопасности, когда уже не понимаешь, откуда и что прилетит в следующий момент.

Очень часто события в моей жизни показывали мне, что на милосердие Бога и не всегда близких людей надеяться гораздо надежнее, чем на тех, кто якобы обеспечивает нашу безопасность и наши свободы.

Я уехала, потому что на данный момент была такая возможность. Если бы от меня зависела чья-то жизнь, например, моего животного или близкого человека, я бы осталась.

Последние годы я также всегда держала рядом минимально необходимый набор: действующий заграничный паспорт, наличные средства, которые должны перевешивать банковские. Для прошедших 90-е годы - это аксиома.

Я владею языками. Я могу работать дистанционно. На конец февраля случайно даже подсобралась сумма денег, на которую можно протянуть какое-то время. А другие дополнительные факторы, такие, как поддержка друзей по всему миру, даже дали возможность выбирать направление. Роскошь в нынешних обстоятельствах.

Это проявленное желание, чтобы за меня перестали решать, что будет со мной дальше. Остаться сейчас - это значило конкретно для меня застрять в состоянии и жертвы, и палача. Врать, или молчать, или говорить то, что от тебя хотят услышать.

Я хочу играть по своим правилам хотя бы на самом минимальном уровне, то есть решать, где я могу быть, что я могу видеть, читать, слушать, говорить, не опасаясь, что кто-то завтра объявит меня за это вне закона или посадит на 15 лет.

Неизвестная перспектива лучше перспективы насилия, тюремного заключения, цензуры и поломанных судеб. Я хочу определять, кто мне друг, а кто мне враг.

Что дальше? На этот вопрос нет ответа, все мы сейчас живем одним днем, иногда - часом.
Однако это состояние не пугает, а впервые - окрыляет.

Я ставлю себе и решаю задачи по одной на день. Здесь и сейчас. Большего не осталось.

Купить билет. Собрать вещи. Подготовить документы. Сесть в самолет. Купить и приготовить еду. Выучить новые имена, названия, слова. Сориентироваться на местности. Полить цветы. Погулять с собакой. Порадоваться новым встречам или неожиданным возможностям. Помогать тем, кому нужна помощь, находясь в более спокойных обстоятельствах. Дорогу осилит идущий".

Виталий, журналист:

(свою фамилию наш собеседник предпочел не называть из соображений безопасности)

"В день нападения мне стало все предельно понятно сразу же. Как только удалось разлепить глаза после сна и вчитаться в эти сюрреалистичные новости. Никаких сомнений - это начало конца.

Мы все ждали чего-то подобного много лет. Чувствовали. И бах!

Впрочем, мозг сопротивлялся принятому в первую секунду решению - «уезжать» - еще два дня. Абсолютно бесполезные два дня. Их я потратил на хождение по квартире кругами, как зверек в клетке. Потом я понял, что это не рационально, и решил сесть за стол и написать список дел перед отъездом. Буду делать шаг за шагом. Так отвлекусь.

В день вылета я всматривался в лица людей в аэропорту. Наверное, как-то так выглядели пассажиры парохода, который отходил от набережной в Санкт-Петербурге в 1922-м году. Когда тоже стало окончательно ясно, что это все.

Очень волновался проходить погранконтроль. А вдруг уже не пускают? Ведь допрашивают, проверяют переписки. Но обошлось.

Я летел в Стамбул. Обычно рейсы на Турцию очень шумные. Много пьяных мужичков, которые заранее рады предстоящему отпуску. Много кричащих детей. В общем – испытание.

Мне показалось, что на этот раз стояла идеальная тишина. Даже дети молчали и слушали родителей. Все помогали друг другу. И так же как и я, всматривались в лица соседей.

Самолет летел большим крюком. Кажется, через Казахстан. Потому что небо над югом России, Украиной и Европой было уже закрыто. Кто-то тихо плакал. Если честно, мои ресницы тоже намокли. А в голове звучала глупая песня из 90-х:

Сомнения стоят у нашего порога,
Остались за спиной спокойные года.
И учит время нас искать свою дорогу,
И учит время нас разлукам навсегда.

К далёким берегам от берега родного
Рванулся в облака твой самолёт ночной,
Небесные огни твоей удачи новой
Оставили меня с бедой моей земной.

Просто я когда-то снимал певицу Ирину Шведову, которая исполняла эту песню, для какого-то своего проекта о "старых" забытых звездах. Текст крутился в голове и подходил идеально.

Как только самолет приземлился, мне кажется, все выдохнули. Начали улыбаться друг другу и знакомиться. Я решил помогать с сумками Татьяне. Она увозила из России детей. Младенца и подростка. Накануне ночью они почти долетели до Парижа, но самолет "Аэрофлота" развернули прямо возле "Шарль де Голля". Когда ее вернули назад в Москву, по ее собственному признанию, у нее случилась истерика. Пришлось купить билеты в Стамбул в тридорога.

Турция в эти дни стала русской. Повсюду знакомая речь. Много молодых ребят. Понятно, что уезжали они, в основном, по идейным соображениям. Агрессии со стороны местных нет никакой. Даже наоборот. Сочувствуют, угощают чаем и кофе, стараются помочь.

В Москву возвращаться я не планирую. До тех пор, пока в России полностью не сменится режим и не будет демократии. Наверное, никогда?

На данный момент для меня это просто опасно. В том числе, из-за профессии".

Евгений Бабушкин, писатель, лауреат премии "Дебют":

(этот текст он опубликовал также в своем Instagram).

"Я поставил приложение "Мой налог", сдал на права, влез в ипотеку, купил квартиру на Васильевском, за окном - рябиновый сад, повесил люстру, сел на пол и почувствовал: тут будет дом.

Через месяц моя страна начала войну.

Мы отступили на заранее подготовленные позиции в Вильнюс. Я пока не считаю себя эмигрантом. Наверное, это самообман.

Глядя на других эмигрантов, написал себе несколько простейших гигиенических правил:

  • Не судить оставшихся. Уехать - привилегия.
  • Не обобщать - "журналюги", "попы", "бюджетники". Марина Овсянникова вышла с антивоенным плакатом в эфир Первого. Иерей Иоанн Бурдин прочел антивоенную проповедь. Дальше будет больше.
  • Не ругать протестующих, что мало протестуют. Ругают обычно те, кто и суток в камере не провел.
  • Не причитать, что Россия обречена, а вот мы тут сейчас создадим что-то пушистое без границ. Обязательно создадим, но вместе с теми и для тех, кто остался.
  • Не упрекать обманутых. Твоя мама фантазирует о киевских нацистах? Значит, ты мало с ней говорил".

Автор: Екатерина Комова

В статье использованы фотоматериалы из инстаграма Евгения Бабушкина и Глеба Степанского
_________________

Заинтересовал материал?

Подписаться на ежеденельную рассылку в  Telegram с акциями и подарками!

Удобнее электронная почта? Подписаться на ежемесячную e-mail рассылку 

Эмиграция

"Мне стыдно, больно и страшно" - как русскоязычные эмигранты реагируют на события в Украине

Актуальное

"Я русский, живу в Европе. Как отвечать на вопросы и что говорить детям?"