Дополнительные файлы cookie

Разрешая использование файлов cookie, Вы также признаете, что в подобном контенте могут использоваться свои файлы cookie.Trendz не контролирует и не несет ответственность за файлы cookie сторонних разработчиков. Дополнительную информацию Вы можете найти на сайте разработчика. Для того чтобы разрешить или запретить установку файлов cookie данным сайтом, используйте кнопку ниже.

Я согласенНет, спасибо
Logo
{aantal_resultaten} Resultaten
  • Страны
  • Темы
Прямая речь

Психолог Юлия Морозова: "Если кажется, что беженцу для полного счастья достаточно спать в теплой кровати без звуков сирен и разрывающихся бомб, то, увы, это не так".

26.07.2022

Общее число беженцев из Украины в странах Евросоюза превысило 7 млн человек. Об этом сообщило Агентство Евросоюза по контролю границ Frontex. 

Мы пообщались с Юлией Морозовой — психологом, специалистом по адаптации в эмиграции и создательницей фонда LifeboatUK - о стадиях эмиграции, об отношении к русским и украинцам в Великобритании, о возможных конфликтах между беженцами и принимающей стороной. 

- Расскажите про то, как эмиграция выглядит сейчас.

- Сейчас эмиграция, в связи с событиями в Украине, — это не то, что мы имели в виду раньше. Это больше похоже на эвакуацию, релокацию или беженство.

Эмиграция — это более долгий и осознанный процесс, в котором у человека есть возможность выбирать. После 24 февраля многие уехали вынужденно, сбегая от опасности.

И даже если люди думали переехать позже и готовили документы и деньги, то сейчас они просто кинули первые попавшиеся вещи в чемодан и уехали, не особо задумываясь, куда направляются.

Вторая категория – релоканты. Это люди, которых перевезли компании, и это перемещение также произошло очень резко. Обычно такой процесс длится довольно плавно, с постепенной передачей дел.

И третья категория — беженцы. Тут все понятно, потому что эти люди бежали от опасности для жизни и свободы. По первому и второму варианту чаще всего переезжают из России, а по третьему — из Украины.

- Как, кстати, оформить беженство в Великобритании официально?

- В каждой стране свои условия приема беженцев. Например, чтобы официально жить как беженец в Великобритании по программе Homes for Ukraine, человеку нужно подать заявку на проживание у спонсора, которого до этого нужно самостоятельно найти. И это не тот, кто оплачивает переезд, а тот, кто предоставляет свое жилье для того, чтобы беженцам было куда переехать. По сути, принимающая семья.

Также можно переехать по программе Family, но это возможно лишь в случае, если у человека в Великобритании есть родственники. Резидентство также можно получить по программе Ukraine Extension.

- Кто может стать спонсором в Великобритании?

- Главное условие — у спонсора должно быть либо британское гражданство, либо вид на жительство. Через государственный сайт украинцы должны оставить заявку на проживание в семье, которую они сами нашли. Затем соответствующие органы проверяют эту семью, все документы и жилье на пригодность к проживанию. Лишь после этого беженцы смогут приехать к спонсорам. Такой процесс может затянуться до двух—трех месяцев, особенно если в семье есть дети. Самое сложное — найти спонсора. Но сейчас уже появились частные волонтерские организации, которые сводят беженцев с принимающими семьями.

- Периодически появляется информация о разногласиях между беженцами и принимающей стороной…

- Это непростая история.

Сначала все встрепенулись, начали помогать и принимать людей, но затем культурные особенности и психологическая неподготовленность к проживанию чужих людей у себя дома внесли свои коррективы.

Люди приезжали в остром травматическом состоянии и не могли воспринимать многие повседневные вещи как раньше. Все казалось непривычным. Например, англичане очень сдержанные, они выражают свои эмоции намеками, а славяне — прямолинейные. Даже на этой почве появлялось большое количество конфликтов и недопониманий. Многие покинувшие Украину вынуждены были вернуться обратно, в том числе из-за разногласий. Они не смогли найти свое место здесь.

- А истории, когда беженцев не устраивает кровать в спонсорской семье, и они просят ее заменить на новую; комната, в которой они живут; недостаточно сладкий сок; невкусная еда, и т. д. С чем связана такая избирательность и, возможно, придирчивость?

- Украинские беженцы сейчас находятся в остром травматическом состоянии. Они могут не спать неделями и думать, что в этом виноваты кровать, подушка, петухи за окном, запахи на кухне и все, что угодно. Они пережили и продолжают переживать то, что человек в принципе в своей жизни переживать не должен.

Со стороны кажется, что это капризы, но беженцы ощущают это иначе. Многие начинают злоупотреблять алкоголем, потому что хотят как-то заглушить страдания и беспомощность. У них добавляется травма свидетеля: они не могут оставить телефон и продолжают постоянно мониторить новости. Поэтому потребности в привычной для них еде и удобном месте для сна — это нормально.

У беженцев сейчас практически нет денег. В среднем от государства они получают £350–400. Конечно, для семьи это очень мало. Из-за этого они становятся зависимы от спонсоров.

Если бы у них были деньги, они бы просто купили себе гречку в польском магазине, налепили пельменей или сварили борщ.

- Реально ли выстроить шкалу приоритетов? Что сейчас необходимо украинцам в первую очередь?

- Психологическая помощь, спокойствие и хотя бы немного стабильности. Проблема в том, что многие украинцы сейчас не делают ничего продуктивного, хотя они привыкли заниматься делом. Вроде бы они живут в безопасности, но на родине у них остались мужья, братья, взрослые дети — и от этого разрывается сердце.

 В начале двухтысячных были проведены исследования субъективного переживания качества жизни среди людей, которые убежали с Балкан от военных действий, и среди тех, которые остались. Выяснилось, что те, кто уехал, переживают гораздо больший стресс, чем те, кто решил остаться. Балканы начали восстанавливать, и исследование проводилось уже после окончания военных действий.

Через 8 лет выяснилось, что у беженцев добавился дополнительный стресс от переезда и тоска по дому. Люди, которые оставались, заново учились выстраивать свой быт, и у них не было дополнительного стрессового фактора вроде переезда и адаптации.

Поэтому, если кажется, что беженцу для полного счастья достаточно спать в теплой кровати без звуков сирен и разрывающихся бомб, то, увы, это не так.

- Есть ли какие-то центры психологической помощи украинским беженцам в Великобритании?

- Есть, но, к сожалению, не так много. Например, наш фонд LifeboatUK, который мы создали с Викторией Лагодински и Вероникой Руменс. У нас есть индивидуальная и групповая психотерапия. Также мы помогаем сориентироваться в Великобритании в бытовых и организационных вопросах. Сейчас у нас запущен проект по обучению английскому языку совместно с благотворительной организацией Healthprom. В коллаборации с Medical Support Workers Program London Royal Hospital мы помогаем украинским врачам подготовиться к экзаменам, чтобы они смогли работать в NHS (Национальная служба здравоохранения Великобритании).

Когда к нам за помощью обращаются украинцы, мы отправляем их в индивидуальную работу с профессиональными психологами, которые вызвались волонтерами. Также с нами сотрудничают специалисты по карьерному ориентированию. Конечно, есть частные волонтерские организации, но именно централизованной помощи от государства пока нет. Думаю, это дело времени.

- Если негде просить помощи, что делать?

- В первую очередь, стоит понимать, что требовать от себя такой же продуктивности и бодрости духа, как до войны, — бесполезно и вредно.

Нужно давать себе возможность оплакивать потери и горе. Сколько плачете, столько и плачьте.

Есть люди, которые много плачут, а есть те, что каменеют и продолжают делать привычные дела. Если долго находиться в этом состоянии, можно впасть в оледенение и перестать чувствовать и горе, и радость. Если есть возможность — ходите на консультации к психологам.

В Амстердаме у меня есть подруга Тата Помуран, которая создала безопасное и креативное пространство Dobrodiy, где прекрасные украинские женщины собираются вместе и готовят национальные блюда себе и своим семьям на неделю вперед. Рядом бегают и играют дети, поют украинские песни: такая атмосфера очень помогает.

Важно в чужой стране искать своих.

- Как у украинцев проходит процесс интеграции?

- Это очень важный момент. В Лондоне у меня недавно была очная группа, которая называется «Дом там, где я». После нее отношение людей к стране и к себе поменялось в лучшую сторону. В прошлую группу пришло много украинцев, и мы вместе занимались интеграцией в новое общество: путешествовали, искали знакомства, общались с местными жителями, которые рассказывали про свою культуру, а беженцы и эмигранты понемногу раскачивали свою чувствительность.

Если таких групп там, где вы находитесь, нет, то изучайте историю, смотрите фильмы, общайтесь с местными на улице, а если пока что не владеете языком, то учите его через детские книжки, подкасты и видео с субтитрами. Даже если вы не планируете долго жить в этой стране. Так вы займете свой мозг чем-то новым и сделаете пребывание в чужой стране более комфортным и даже интересным. Ну и не забывайте про предыдущий совет — не закрываться в себе и давать себе выплакаться.

- Как держаться, если на тебе лежит ответственность не только за себя, но и за ребенка?

- Когда я ездила на границу с Польшей и помогала беженцам, я познакомилась с женщинами из Мариуполя, которые рожали в подвалах.

Эти женщины рассказали мне свою историю: их бомбили так сильно, что они, несмотря на угрозу обстрела, решили поехать в Польшу без каких-либо «зеленых» коридоров. Две машины доехали, а одна нет.

Приехавшие женщины были абсолютно замороженными в плане эмоций, но при этом старались активничать и отвлекать себя бытовыми делами. Я надеюсь, что они попали в руки хороших волонтеров, которые помогут им «разморозиться».

Еще одна ужасная сторона этой ситуации — недостаток внимания. Многие мои друзья, не только из Украины, рассказывали, что с начала войны они занимались чем угодно, только не детьми. Дети это понимают, они чувствуют тревогу родителей и ощущают, что случилось что-то ужасное. Если ребенок маленький, то он будет на какое-то время отвлекаться на игры, но, видя эмоции родителей, может перестать есть или начать плохо спать.

Сейчас лето, у детей нет школы, и это хорошее время, чтобы поддержать друг друга.

Постарайтесь вместе с ребенком изучить новую культуру. Это сблизит вас, и так вам проще будет пережить тяжелые моменты. Говорите, обсуждайте и показывайте ребенку, что вы есть друг у друга, вы его защита и опора, а значит все будет хорошо.

- Что все-таки делать во время острого стресса, если ребенок всегда рядом?

- Если есть долгие и даже истерические рыдания, то лучше уединиться. Например, запереться в ванной и дать себе проплакаться. Но плакать при детях можно, а иногда даже нужно. Плачьте вместе. Не делайте из себя железную леди.

Всю истерику показывать не стоит, потому что ребенка это напугает. Но если он все же это увидел, попытайтесь спокойно объяснить ему, почему так произошло, и что вы сейчас испытываете. И не забывайте про саморегуляцию: техники дыхания, ароматерапия, спорт. Есть миллионы способов, как себя успокоить, и это не только алкоголь.

Если ничего не помогает, идите за успокоительными к врачу. Узнавайте, как это сделать, в местных организациях и в обществе беженцев. Вы точно не одни.

- Расскажите про отношение британцев к украинцам.

- Очень хорошо и тепло. Многие помогают, чем могут. Конечно, как и в любой стране, есть жители, чаще всего старшего поколения, которые недовольны тем, что в страну приехали новые люди – ведь они специально голосовали за Brexit, чтобы избавиться от европейских эмигрантов. Но все же большинство местных жителей помогает беженцам найти работу, кто-то выходит на митинги, на многих британских сайтах есть надпись «Save Ukraine» и кнопка для пожертвований.

- Больной вопрос — русофобия. Существует ли она?

- Я лично не видела никакой русофобии.

Многие сочувствуют, понимая, что и русским сейчас непросто. Неадекватные люди, как и в любой стране, могут что-то сказать, но в целом британцы пытаются не обострять ситуацию. Те, кто уехал, уже явно выразили свою позицию.

- Как реагировать на русофобию, если все же встречаешься с ней?

- Посмотрите, кто вам это сказал. Если это человек, который не имеет к вам никакого отношения, то к этому нужно относиться не более, чем к шуму. Вы тот, кем вас называют? Если нет, то пусть все обидные слова пролетают мимо ушей.

Если чувствуете, что вас это задевает, стоит задать себе несколько вопросов.

Почему меня это так задело? Я чувствую свою вину за произошедшее? Я могу что-то сделать, помочь, исправить? Где зона моей ответственности в этой ситуации?

Например, задавая эти вопросы, я со своими коллегами создала проект помощи беженцам Lifeboat UK. Кто-то создал онлайн-курсы или сделал скидку на свои услуги для беженцев, а кто-то каждую неделю делает пожертвования.

С нападками можно очень легко разобраться. Я всегда в пример привожу свою 13-летнюю дочь. Как-то мы приехали в гости в Россию, и за столом речь зашла об ЛГБТ. Понятно, что ребенок живет в Европе, и у нее есть свое мнение, которое чаще всего противоречит мнению людей из России. Ее «оппонент» начал высказывать свою точку зрения в довольно категоричной форме, на что моя дочь спокойно сказала: «Ой, а передайте мне, пожалуйста, вон той колбаски и вон те помидорчики». Отличный способ выйти из диалога, который не имеет никакого смысла.

Дайте человеку возможность иметь совершенно другое мнение. Это не значит, что он плохой, и что с ним надо прекращать общаться, но «передайте колбаску и вон те помидорчики» работает безотказно.

- Что посоветуете россиянам, которые планируют переезд?

- Главная особенность — русские, которые уехали, чувствуют себя такими же беженцами, хоть и не бегут от войны или катастроф. Они точно так же бросают все, и не по своей воле. Жить в тех ценностях, которые сейчас есть в России, они не могут.

Я хочу точно посоветовать одно — если кто-то сейчас планирует переезд, постарайтесь хотя бы ненадолго съездить и посмотреть, подходит ли вам выбранная страна. Многие уезжают, а потом понимают, что совершенно не могут жить в новой стране по самым разным причинам: начиная от погоды и аллергии, заканчивая невозможностью найти работу или хорошую школу для ребенка. Сейчас есть время, чтобы выбрать страну без сильной спешки.

Смотрите на самые разные факторы: есть ли у вас там знакомые, подходит ли климат, найдете ли вы работу, какое в стране налоговое обложение, будет ли у вас возможность долететь до дома не по цене крыла самолета, если у вас там остались пожилые родственники. Хотя бы пару неделек поживите в этой стране, почувствуйте ее, а затем определитесь. И будьте готовы пройти через все стадии адаптации в эмиграции.

- Давайте напомним, что это за стадии.

- Если коротко, то сначала будет «медовый месяц», который продлится от нескольких дней до нескольких месяцев. Будет ощущение «фух, сбежали», а потом начнется самое сложное. На втором этапе все начнет «натирать», раздражать. Многие именно на этой стадии ломаются и уезжают. Тут придется терпеть. Третий этап — адаптация. Когда вы все уже поняли, но сложности приняли еще не до конца. И последняя фаза — победа. Вы становитесь человеком мира.

У кого-то это происходит за год, а у кого-то за 10 лет, все зависит от цели переезда. Поэтому мой вам совет — ходите на экскурсии, гуляйте, изучайте культуру, и тогда процесс пройдет гораздо быстрее. Но для этого нужны силы. Поэтому вначале — восстановиться, отлежаться, замедлиться, а потом постепенно включаться в жизнь и быт.

- Наша коллега Дарья Кириллова снимала фильм о волонтерах на польской границе. Многие быстро “перегорают”, что неудивительно…

- Это сложно и физически, и эмоционально. Наш проект LifeboatUK открыл специальную группу психологической поддержки для волонтеров. Многие на встречах говорят, что они впервые за 4 месяца смогли проплакаться. К травме свидетеля добавляется постоянный контакт с беженцами, которые «прирастают» к волонтерам, звонят и пишут им 24/7. Их можно понять, волонтеры — их единственная точка опоры.Чтобы сохранить себя, психологи не берут много «тяжелых» клиентов и обязательно ходят на личную психотерапию и супервизию.

Ну и конечно, нужен отдых. Я пренебрегала этим правилом и несколько месяцев подряд работала без выходных. Смотрите на меня и никогда так не делайте. Зато сейчас в перерывах между клиентами и текущими делами я просто лежу и смотрю на небо. И очень хочу, чтобы оно было мирным.

Интервью брала: Алина Мирзоян

________________

Больше материалов в нашем телеграм-канале
Истории

"Мама, привет, это Соня! Я жива, мама!" Юлия из Монако вернулась в Украину, чтобы найти и вывезти дочерей

Россияне пакуют чемоданы: вторая волна эмиграции унесет из страны 2 миллиона человек
Источник - The Moscow Times

Россияне пакуют чемоданы: вторая волна эмиграции унесет из страны 2 миллиона человек