Дополнительные файлы cookie

Разрешая использование файлов cookie, Вы также признаете, что в подобном контенте могут использоваться свои файлы cookie.TrendZ не контролирует и не несет ответственность за файлы cookie сторонних разработчиков. Дополнительную информацию Вы можете найти на сайте разработчика. Для того чтобы разрешить или запретить установку файлов cookie данным сайтом, используйте кнопку ниже.

Я согласенНет, спасибо
Logo
{aantal_resultaten} Resultaten
  • Страны
  • Темы
Колонка Ани Одувани

Русская через день. Могут ли эмигранты выбирать, кто они?

21.04.2021

Самолет из Буэнос-Айреса в Париж. Я лечу из командировки бизнес-классом. Предвкушаю несколько приятных часов: вкусную еду, бокал вина, интересный фильм… Тут на соседнее кресло хлюпается мужик.

Хотелось бы интеллигентно написать «мужчина», но это именно мужик. С толстым брюхом и заносчивым выражением на заплывшем лице. С первого взгляда я на 99% уверена, что он русский. Слышу акцент и тон, с которым он обращается к стюардессе, и уверенность поднимается до 99,9%

Несколько минут во мне идет внутренняя борьба: сказать, что я русская, или сделать вид, что говорю только по-французски? Он здоровается по-английски, я отвечаю по-русски. Большая ошибка. Потому что после этого я несколько часов слушаю рассказы о том, какая у него шикарная жизнь. Как много он зарабатывает, руководя сибирским отделом табачной компании. Какая у него крутая тачка. Сколько всего он покупает жене: за это «в постели она делает все, что он хочет». Создается неприятное ощущение, что сама она совсем не хочет того, чего хочет он. Тогда я была юна и слишком вежлива, а то бы просто заткнула уши наушниками. С тех пор многое изменилось.

За 15 лет жизни в Европе я заметила в себе парадокс.

С одной стороны, я обожаю Питер, езжу в Россию минимум два раза в год, нашла родственную душу в русскоговорящем человеке, с сыном принципиально говорю только по-русски…

Но при этом часто мне хочется спрятаться за мой французский паспорт и сделать вид, что о России я знаю только, что там медведи, водка и балет.

Один из примеров – общение с такими вот малоприятными личностями, как мой сосед по самолету. Правда, с годами я поняла, что ничего уникально российского в этом нет. Я миллион раз слышала, как мои друзья французы жалуются на «этих французов, которые все время задирают нос», или видела, как англичане закатывают глаза, глядя на едва стоящих на ногах еще до ужина соотечественников. Я перестала стыдиться грубого поведения некоторых русских – увы, неадекватных людей хватает везде.

Зато мне гораздо сложнее не испытывать чувство неловкости, когда мне вменяют в вину какие-то решения российского государства. Скажем честно, Россия – не всегда дружелюбная страна. Это тебе не Коста-Рика, в которой даже армии нет с 50-х годов. Я переехала в Париж в 19 лет и до сих пор помню шок от того, как злобно со мной разговаривала сокурсница из Чехии, вспоминая события 68 года в Праге. Мне было ужасно обидно, потому что, во-первых, меня тогда еще в помине не было, а во-вторых, моя семья никогда не поддерживала советскую власть. Но одновременно было и немного стыдно, как будто то, что я из России, делает меня причастной. Это чувство стыда мне не нравится – поэтому предчувствуя подобные ситуации, я улыбаюсь и говорю, что из Парижа.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: КОРПОРАТИВНЫЙ БАТЛ. АНЯ ОДУВАНЯ О ТОМ, КАК УЖИВАЮТСЯ В ОФИСЕ ФРАНЦУЗЫ И НИДЕРЛАНДЦЫ

Если оставить политику в стороне, картина проще не становится. Стереотипы есть обо всех национальностях – и о русских они, увы, не все положительные. Радостно быть русской, когда тебе говорят о красоте Санкт-Петербурга или романах Достоевского. Не так радостно, когда с порога предлагают рюмку водки или спрашивают, «почему все русские такие мрачные».

Иногда стереотипы ведут к неприятным или даже небезопасным ситуациям. Как-то я провела эксперимент в Стамбуле. Шла по улочке с ресторанами. Все зазывалы заговаривали со мной и спрашивали, откуда я.

- I’m French.

- Great, here is our card, we’ll give you a discount for dinner tonight. Bye!

- I’m Russian.

- Ооооо, ти русская! Ти очен красивая! У меня есь машина. Поедем, я пакажу тебе Голубую Мечеть.

Отделаться от поклонника я смогла только сказав, что мой муж сейчас придет и его поколотит. Моя подруга ездила по Турции автостопом и всегда представлялась финкой. Я ее понимаю – никогда бы не села в машину к мужчине в Турции, представившись русской. К тому же мужчине, к которому села бы, будучи финкой или француженкой.

Кстати, для полноты картины отмечу, что и обратные ситуации случаются. Другая моя подруга, русская американка и специалист по международной безопасности, однажды заблудилась в лесу среди сербских сепаратистов. Понятное дело, зная любовь сербов к русским и, мягко скажем, нелюбовь к американцам, она тут же напрочь забыла английский и вспомнила про славянское братство.

Тут можно поругать тех, кто делает выводы о целой нации на основе поведения нескольких человек или своей поверхностной интерпретации ситуации. Но стереотипы – живучая штука. Они помогают мозгу упростить безумный мир, в котором мы живем. Они есть у всех. Просто некоторые готовы их анализировать и менять, а некоторым это не нужно. И если напротив тебя человек из второй группы – его стереотипы становятся твоей (а не его) проблемой.

Долго мне казалось, что пряча свою национальность, я делаю что-то неправильно. Как будто кого-то или что-то предаю. Но переезжая из страны в страну, я постепенно стала мыслить совершенно другими категориями. Вся моя взрослая жизнь прошла в Европе. Мое российское детство, безусловно, наложило на меня отпечаток. Также как и восемь лет во Франции и последующие переезды.

Есть прекрасная лекция для TED писательницы Тайе Селаси. Ее семья из Ганы, она выросла в Америке, а теперь живет в Риме.

“Don’t ask me where I’m from, ask me where I’m a local” – говорит Селаси.

Не спрашивайте меня, откуда я. Спросите, где я чувствую себя местной. Я чувствую себя местной в Питере, Париже, Дюссельдорфе и, как ни странно, на Бали. Я – не русская, не француженка и не немка. Я – уникальный продукт моего опыта.

Эмиграция делает нас сложнее - и это прекрасно.

Очень хочется взять из разных мест то, что тебе ближе, и составить свой собственный коктейль идентичности. При этом совершенно нормально не хотеть, чтобы о тебе делали выводы на основе одной крупицы информации. Нормально не хотеть слушать мнения незнакомцев о российской власти (а они так любят его высказывать!). Нормально не хотеть делиться с первым встречным своей позицией о ситуации в стране, где ты родилась (а если ты родилась в России, о ней расспрашивают на каждом шагу!). Мало кому приятно, когда из него делают стереотипную картинку. Тем, кто живет там, где родился, от своего гражданства не отвертеться, а эмиграция дает выбор.

Поэтому я рассказываю свою историю избранным - тем, кому мне действительно хочется раскрыться. А для остальных выбираю самый нейтральный вариант в зависимости от ситуации. Вариант, который поможет мне избежать конфликтов, предвзятого отношения и нежелательных вопросов.

«Я русская. Я родилась в Санкт-Петербурге. Я француженка. Я живу в Германии» - это все правда.

Точнее, кусочек правды. И я имею право выбирать, каким кусочком моей правды делиться.

Автор: Аня Одуваня

_________________

Понравился материал?
Подпишитесь на ежемесячную рассылку, чтобы не пропустить самое актуальное и интересное. Никакого спама. Только свежие и полезные новости из Европы.

How are you really? Как Аня Одуваня встретилась с психозом лицом к лицу.
Опыт

How are you really? Как Аня Одуваня встретилась с психозом лицом к лицу.

Опыт

"Забудьте про планы. Их не существует". Аня Одуваня о работе в Алжире, Марокко и Египте.