Дополнительные файлы cookie

Разрешая использование файлов cookie, Вы также признаете, что в подобном контенте могут использоваться свои файлы cookie.Trendz не контролирует и не несет ответственность за файлы cookie сторонних разработчиков. Дополнительную информацию Вы можете найти на сайте разработчика. Для того чтобы разрешить или запретить установку файлов cookie данным сайтом, используйте кнопку ниже.

Я согласенНет, спасибо
Logo
{aantal_resultaten} Resultaten
  • Страны
  • Темы
Наши люди. Португалия

Сеньора Доуто́ра. Как Мария Мельникова переехала в Португалию и подтвердила диплом врача

15.12.2021

Мария Мельникова переехала в Португалию пять лет назад. За это время ей удалось подтвердить там свой медицинский диплом, научиться в одиночку делать все, что в России выполняет штат маленькой районной больницы, родить второго ребенка и очень быстро выйти из декрета.

Но самое главное — Маша так сильно полюбила Португалию, что теперь считает ее своим домом наравне с Кубанью, где родилась, и Питером, где долгое время работала.

Об особенностях жизни португальского доктора Мария рассказала автору Trendz Europe Дарье Кирилловой.

- Маш, а где ты сейчас находишься?

- Хотела найти кафе с видом на океан и выбрала это красивенное место, называется Пениш. Тут всегда много серферов, мне нравится за ними наблюдать.

- Спасибо. Для моей черной зависти вполне достаточно. Я-то в дождливой Варшаве…

- О нет, подожди. Добавлю еще салат из осьминога. (Улыбается — прим. автора)

- Ну хотя бы мидий в нем нет? А то я сразу вспомнила об одном из твоих пациентов, который съел раковину от моллюска.

- Да, ракушку тогда достали, дедушка жив, все хорошо. Надеюсь, в следующий раз будет жевать внимательно. У него вообще целая серия рентгеновских снимков была – вот ракушка в подвздошной кишке, вот перешла в поперечную, вот уже у самого выхода… Фотоальбом «Я и моя ракушка» прямо. Но сама она выходить не захотела, пришлось хирургам помогать. Так что да, пациенты бывают специфические…

Приходят моряки со шрамами: «Вот, меня осьминог клюнул».

Здесь, кстати, запеченный осьминог – это традиционное рождественское блюдо. Так вот, синяки от щупальцев проходят быстро, а если он прям клюнет – будет рана, да. Ее нужно обработать йодом или зашить, если большая. На самом деле, укус осьминога не так страшен, как укус домашней кошки, ведь у нее значительно больше бактерий.

- А есть какие-то глобальные отличия в работе португальских и российских врачей?

- Первое, что я заметила после переезда – это отношение к докторам, уважение к ним. Надо понимать, что Португалия долго была сугубо аграрной страной, та же электрификация здесь случилась только в семидесятые годы прошлого века. И услуги врачей раньше были доступны только городским богачам. А большинство португальцев жили в деревнях и лечились сами. Поэтому часто разговор с доктором становился чуть ли не событием в жизни.

Одно время я работала с врачом-напарницей старшего возраста, так вот, бабушки, которые к ней приходили, после приема целовали ей руку.

Это сложно представить, но они говорили «спасибо, Сеньора Доуто́ра», прикладывались к руке и уходили. И если сейчас уже у меня спрашивают, кем я работаю, а я отвечаю, что врачом, – люди иногда вытягиваются по струнке и сразу переходят на вы: «Да, Сеньора Доуто́ра, как вы скажете, Сеньора Доуто́ра!»

Еще одно серьезное отличие заключается в отсутствии коррупции на низовом уровне. Даже не стоит пытаться дать взятку полицейскому или врачу — будут большие проблемы. Когда я выписалась из роддома с дочкой, я принесла медсестрам в благодарность тортик. И мне очень, очень долго пришлось объяснять, зачем я это сделала! Здесь регулярно исследуют с помощью опросов индекс толерантности к коррупции, то, насколько люди к этому лояльно относятся. И часто местные отвечают, что взятка в рейтинге преступлений идет сразу после убийства и прямой кражи. Так что сунуть десять евро, чтобы тебя приняли без очереди — нет, так не сработает!

- Еще у тебя был пост под названием «Когда к вам не придет врач». Так вот, выясняется, что почти никогда он в Португалии к пациентам и не приезжает…

- Да, здесь нету такого понятия, как скорая помощь. То есть, ты не можешь позвонить и поругаться, что врач к тебе долго ехал, а у тебя поднялось давление или температура, потому что все это — не повод для вызова на дом.

Конечно, можно попробовать вызвать доктора платно или по страховке, например, но гарантии, что он придет, все равно нет — вполне могут сказать, мол, все заняты.

Для тяжелых случаев, понятно, существуют реанимобили, но в целом, если ты способен передвигаться – сам доезжай до госпиталя. Да, здесь медпомощь не так доступна, как мы к этому привыкли. Но зато она довольно высокого качества.

- При этом ты пишешь, что зарплаты медиков там, в сущности, невысоки…

- Мне понадобилось какое-то время, чтобы понять, что богатые врачи здесь богаты не потому, что они врачи. Просто они, скорее всего, из богатых семей, у них, может быть, были виноградники в верховьях Дору, хороший стартовый капитал. А на врача они выучились, потому что это престижно. Но вообще это в Португалии не денежная профессия. Можно, работая много (а большинство врачей здесь работает очень много), зарабатывать, например, десять тысяч евро в месяц – это будут космические деньги. Но даже пять тысяч евро – это просто отлично. Чаще всего врачи получают тут вдвое меньше.

- На эти деньги можно арендовать жилье, хорошо питаться, красиво одеваться?

- Вполне. В сухом остатке соотношение между уровнем зарплаты и уровнем жизни здесь будет примерно как в России. Я подсчитывала, что на мою зарплату интерна, которая равняется половине зарплаты врача, я могу содержать себя и детей, арендовать квартиру. Допустим, я получаю 1200 евро чистыми. За аренду квартиры отдаю 500, но это довольно дорогое жилье, можно найти дешевле, евро за 300. На продукты уходит тоже 300-350 евро и еще 100 - на оплату детского сада и школы. Соответственно, даже остается какая-то сумма, которой можно распоряжаться по своему усмотрению, а не так, что у тебя все время «впритык» и надо копить полгода на стиральную машинку.


- В массовом сознании эмиграция часто имеет пораженческую коннотацию. Мол, люди уезжают, убегая от чего-то, или за какими-то призрачными благами, которых никогда не достигают. В блоге ты описываешь все эти минусы – зарплаты средние, а еще не топят зимой и влажность высокая, поэтому белье надо в химчистку сдавать, если сушильной машины нет…

- Да, здесь не медом намазано, и мне всегда хотелось об этом сказать. Нет рая на земле, и люди, которые думают, что после переезда у тебя все сразу автоматически зашибись – сильно заблуждаются. Даже в швейцарском кантоне при условии хорошего дохода ты найдешь минусы. Вопрос, какие минусы мы готовы терпеть, если их перевешивают определенные плюсы. А вообще эмигрантом первого поколения тяжело быть в любой стране с любым бэкграундом.

Есть так называемый «эффект здорового мигранта»: переезжают люди, которые из своей популяции более физически и психически крепкие, с ресурсами, более молодые. Но спустя десять лет все эти преимущества обычно нивелируются, потому что ты живешь в постоянном стрессе.

Правда, я не знаю ни одной истории переезда, которая была бы без сучка без задоринки. Даже мои московские друзья, которые переехали по золотой визе с чемоданом денег, - все равно сталкиваются с проблемами.

Понятно, что порядок проблем у них несколько другой. Например, они купили дом, но товарищество собственников не разрешает им поставить бассейн на участке. И все. И даже с золотой визой ты точно также стоишь в очереди к чиновникам, которые говорят: «Ой ваша запись не сработала, запишитесь завтра». «Но у нас билеты в Москву, у нас сделка, нам нужно!..» Нет, не работает, август, все «на расслабоне», никакого стресса.

- В таком случае, почему ты решилась на переезд и не жалеешь ли о своем решении?

- Мой переезд был осознанным взвешенным решением, инвестицией в себя. Мне хотелось, чтобы в пятьдесят лет я не повязала платочек и не поползла на кладбище, как это было бы в России. Ладно, в шестьдесят. В этом возрасте в России ты уже бабушка, и нужно «доживать». А мне хотелось бы и в шестьдесят, и в семьдесят быть активной женщиной, интересной и красивой.

Кроме того, хотелось, чтобы мои дети жили в более дружелюбной среде. Я это хорошо прочувствовала, кстати, по моменту материнства. У нас ведь как: «Сиди. Молчи. Нельзя». И я очень переживала, как старшая дочь пойдет в первый класс португальской школы, как ее примут. Насколько же там все оказалось по-другому! Оценок в первых двух классах нету, а потом, если получил тройку – все, ты сдал, молодец, ты звезда. Когда двойка – «ну, не очень хорошо. А чем мы можем тебе помочь, чтоб у тебя не было двоек?». И дети в результате совершенно по-другому себя воспринимают, совершенно иначе ведут себя в обществе.

Младшую дочь я родила уже здесь, в Порту. И я ни разу — ни разу (!) — не оставляла коляску на улице. В Питере ты должен еще найти место для этого, потом по ступенькам идти с этим дитем, стоять в очереди, где все тебе не рады. А здесь везде есть пандусы и лифты, и ты с коляской можешь войти в любой кабинет.

Если ты хочешь кормить ребенка в кафе – хоть грудью, хоть из бутылочки – пожалуйста, еще и воды для смеси принесут. А пеленальные столики здесь есть не только в женских, но и в мужских туалетах.

Да-да, и это абсолютно нормально, когда за соседним столиком компания молодых людей, они пьют пиво, и один из них с ребенком. Он тоже отдыхает с друзьями, просто иногда просит бармена вскипятить водички, чтобы приготовить смесь и покормить малыша...

Так что я понимаю, почему переехала. Хотя считаю, что взрослый человек всегда может принять и другое решение - вернуться. В любом посте об эмиграции на Фейсбуке вы встретите два противоположных мнения. Кто-то будет говорить, что все классно: за моей спиной океан, могу пойти в серферскую школу; доем осьминога, выпью пива, сяду за руль, потому что здесь не нулевое промилле… Супер?

Но есть люди, которые в такой же ситуации скажут: «Осьминог дорогой, а мы уже заплатили налоги с зарплаты, а теперь еще и с этого осьминога заплатим. Океан холодный. Серферские костюмы ни разу не стирали, и непонятно, кто в них до тебя катался». Понимаешь, люди ведь все воспринимают по-разному.

Кто-то скажет: «Вот, у меня зарплата, которую я в России не видел никогда». Но ведь и таких налогов он никогда в России не видел. И траты — ты же не ждешь, что садик может стоить 250 евро, и даже когда ребенок туда не ходит, ты все равно будешь платить, чтобы место сохранилось (это я о частных садах, конечно). Или что бесплатные государственные сады принимают детей с трех лет, но декретный отпуск длится только четыре месяца. И что делать в этом промежутке – большой вопрос. Потому что мест в государственных яслях практически нет! И приходится платить за частные ясли или искать няню. Но все это – твой осознанный выбор.

- Тебе приходилось искать няню для детей?

- Да, и это был позитивный опыт. Опять же, это вопрос выбора – могу искать няню и домработницу, хотя это дорого. А могу сама сидеть дома с ребенком – это бесплатно.

- Сколько стоит няня в Португалии?

- По-разному, но в среднем 5 евро в час или 600 евро в месяц. У меня была прекрасная няня из Украины, на тот момент у нее еще не было своих детей, но я ей полностью доверяла. Она приходила ко мне домой, и мне не нужно было с утра по пробкам везти куда-то ребенка. Я видела, что дети довольны. И хотя няне я отдавала половину своей зарплаты — то есть по факту мы получали с ней одинаково — но при этом я могла учиться и строить карьеру.

- Насколько вообще сложно стать врачом в Португалии при условии, что у тебя российский диплом? Что нужно для этого сделать (ну кроме, очевидно, изучения языка)?

- Внимательно изучить информацию касательно документов. Я здесь поступила в интернатуру на год позже просто потому, что ориентировалась на тот список документов, который подготовила моя коллега. Но она ничего не написала о том, что для поступления в интернатуру нужно иметь вид на жительство. У нее-то он был, поскольку она замужем за португальцем. А я нет. И вот, я все делала, как положено (ну то есть, как она мне рассказала), а потом раз – и вида на жительство нет.

В иммиграционной службе мне тогда сказали, что самый простой способ выйти на работу врачом – это выйти замуж. И когда я ответила, что не готова, услышала: «Да ладно, все же ведь выходят».

Словом, пришлось мне регистрироваться как предприниматель — частный доктор. По этой статье, как самозанятый человек с высокой квалификацией, я и легализовалась. Вообще, если ты человек с дипломом и твоя специальность востребована — ты можешь попасть на программу квалифицированных кадров и получить специальную визу.


- Насколько я понимаю, диплом еще надо подтвердить?

- Да, но когда я переезжала, это занимало примерно две недели. Сейчас на подтверждение диплома уходит два года. Дело в том, что раньше в Португалии был свой протокол признания медицинского образования, но сейчас они приняли европейский протокол. И поэтому сегодня подтверждение диплома в Португалии не будет отличаться от подтверждения диплома, скажем, в Германии.

Суть этой процедуры в том, чтобы доказать, что предметы, которые ты учил в институте, соответствуют тем, которые учат здесь. Надо подтвердить построчно, что ты прошел биохимию, физиологию, анатомию, и сравнить это с местным списком дисциплин. Если что-то не сходится — сдаешь дополнительные экзамены. А не сходится часто. Так что вполне понимаю наших врачей, которые едут в Германию. Потому что там, пройдя все круги ада подтверждения диплома – ты выходишь на интернатуру, где получаешь пять тысяч евро, а в Португалии это будет тысяча двести.

- А после того, как подтвердил диплом, нужно еще учиться?

- Не обязательно. Я могла получить врачебную лицензию и работать всю жизнь врачом общей практики — принимать раны, порезы, пищевые отравления, неосложненный диабет, выписывать рецепты... Но если ты хочешь быть узким специалистом — гинекологом, эндокринологом — придется либо подтвердить свою специальность, либо доучиться. И чаще всего это тоже несколько лет. Я, к примеру, не стала подтверждать, что я педиатр. И сейчас работаю базовым врачом. Но при этом я параллельно переучиваюсь на специальность «общественное здравоохранение».

- Если я правильно поняла из твоего блога, даже работая тем самым «врачом без специальности», ты колоссально выросла над собой. Ты пишешь, что в местной медицине «надо быть быстрым и эффективным»…

- Да, это абсолютная правда. Мне пришлось очень многому доучиться, а кое-где переучиться, потому что российские учебники сильно отличаются от европейских реалий.

Сейчас я знаю, что, если вернусь в Россию, смело смогу открыть свой кабинет, и сколько бы ни пришло ко мне людей — всех вылечу, вот прямо всех!

(Смеется — прим. автора). Мне бы только доступ к лаборатории, чтоб анализы сделать. В России я работала педиатром в государственной поликлинике. И что я принимала? Сопли, кашель, прививки — все на этом. Здесь как педиатр в госпитале я буду смотреть отиты, осложненные пневмонии; если ребенок упал с велосипеда и у него болтается кусок кожи — я сделаю ему рентген и сама зашью ему эту рану. Я врач-многостаночник, и только, когда моих базовых скиллов не хватает, я направляю больного к узкому специалисту. То есть, все, что делает районная больница в России — здесь закрываю только я одна. Сама. И если в российской «районке» у меня не было даже инструментов, чтобы ухо посмотреть, то здесь я обязана еще и серную пробку вымыть!

- Получается, эти пять лет, которые ты провела в Португалии, были годами такого, что ли, непрерывного движения в твоей жизни. А как бы ты сама обозначила: ты сейчас в первой трети пути, на половине или твой путь к той жизни, о которой ты мечтаешь, почти пройден? То есть вопрос «когда же я смогу расслабиться, когда все всем докажу и буду почивать на лаврах?» - он тебя не тревожит?

- «Дорога – мой дом!» (Смеется — прим. автора). На самом деле, да, у меня много друзей и знакомых моего возраста, которые давно уже себя нашли и остепенились. Но я не хочу останавливаться. Ведь жизнь — это и есть путешествие, и только ты сам выбираешь, когда остановиться и куда ты хочешь прийти. При этом расслабиться, кстати, я уже могу. Почувствовала это, когда появились доход и легальное положение и я поняла, что в любое время могу приехать и уехать, что меня не депортируют.

Однажды был момент, когда меня в эстонском аэропорту не пустили в самолет. Я, конечно, сама была не права, рассчитывала, что меня никто ни о чем не будет спрашивать. А они взяли и спросили… Так что для меня комфорт в эмиграции состоит из двух компонентов – постоянный доход и легальное положение.

Есть, кстати, люди, для которых второй вопрос не сильно важен, они годами живут, не получая налоговый номер. При этом на деньги от фриланса они прекрасно живут и путешествуют по Португалии. А для проверки документов на улице здесь никто их не остановит. Но, конечно, если хочется работать в португальской компании или устроить детей в местную школу — придется все-таки легализоваться.

- Ты родилась на Кубани и наверняка помнишь эту рекламу: «Если есть на свете рай- это Краснодарский край!» Тоскуешь по этим местам?

- Безусловно. Я очень люблю свою родину! Хотя, помнишь, в фильме «Брат» герой говорит: «Родина — там, где жопа в тепле»? Так вышло, что у меня этих «теплых» мест много. Я действительно ассоциирую себя с кубанской деревней, где жила и росла до 15 лет; с Питером, где я проучилась и прожила в сумме десять лет.

Еще в промежутке был Липецк, недалеко от Воронежа, но это был как раз тот опыт, который «делает тебя сильнее, но больше не хотелось бы» (Смеется — прим. автора). И теперь Португалия — пять лет уже. Скучаю ли я по дому? Ну, мои дети каждое лето проводят у моих родителей на Кубани, и я по возможности там провожу отпуск тоже.

А вообще современная миграция — это не совсем то, что у Бродского или Довлатова. Вот мы с тобой разговариваем по видеосвязи. Кроме того, я в курсе, как дела у моих родителей, потому что созваниваюсь с ними каждый день. И моя страничка в инстаграме русскоязычная, чтобы мои друзья и родственники знали, как у меня дела, а я знала, как дела у них. Сегодня ты не изолирован в том понимании, как это было в «доинтернетэпоху». Сегодня не нужно выбирать «земля или море» (это такое португальское выражение).

- У тебя было деревенское детство, и ты пишешь, что, если не надо было разгружать навоз — день считался удачным. Вместе с тем, твоя дочка праздновала свой восьмой день рождения в спа-центре и оценила этот центр как «не очень роскошный»…

- Да, она сказала, что дала бы ему четыре звезды максимум!

- А у тебя нет страха, что, давая детям больше, мы одновременно чего-то их лишаем, что спа-процедуры не закаляют личность так, как это делает деревенский быт?

- Я думаю, все, что мы делаем для своих детей, — мы делаем в каком-то смысле для себя. Это я хочу, чтоб она ходила в спа-центр. Лишится ли она из-за этого какой-то целеустремленности? Станет ли более расслабленной по жизни? Надеюсь, что нет.

Понимаешь, я не думаю, что, чтобы ценить радость здоровья — обязательно пройти через онкологию.

Или что человеку обязательно переломать ноги, чтобы он по-настоящему оценил возможность пеших прогулок.

Так что искусственно создавать детям препятствия я не стала бы. Но я стараюсь, чтобы они видели разную жизнь — это однозначно. Это одна из причин того, почему, несмотря на пандемию и дорогие билеты, я каждое лето их отправляю на Кубань, к родителям. К тому же, у нас есть друзья из разных социальных слоев.

В России, кстати, тебе может быть одинаково интересно разговаривать и с дворником, и с инженером, потому что всякие бывают дворники. В Португалии не так, к сожалению. Так что задача родителей - объяснить, что бывает по-разному, показать это на примерах других людей, возможно. При этом я допускаю, что моя дочка в 18 тоже скажет, мол, у нее было трудное детство, ведь мама никогда не катала ее на яхте и дворецкого у нас тоже не было.

- Или захочет переехать куда-нибудь…

- Кстати, да. Когда мы об этом разговариваем со старшей дочерью, она говорит, что ей очень нравится Питер - она сейчас в Питере, у бабушки. А младшая с папой поехала в Абхазию.

- Маш, а если бы тебя попросили коротко описать Португалию. Что для тебя самое в ней очаровательное?

- Ощущение безопасности и доброжелательность людей. Ты это замечаешь сразу. И все минусы — отсутствие отопления, проблемы с бюрократией — как-то отходят на второй план. Здесь я привыкла улыбаться, привыкла, что могу обратиться к другому человеку за помощью, привыкла сама быть отзывчивой. Наше умение толкаться локтями (а у меня тот скилл прокачан) здесь совершенно не нужно. Португалия — это океан, солнце, вкусная еда, относительно невысокие цены… Но вот это дружелюбие для меня — это главный плюс.

Автор: Дарья Кириллова

Фотоматериалы взяты из инстаграма Марии Мельниковой
_________________

ЗАИНТЕРЕСОВАЛ МАТЕРИАЛ?

Подписаться на ежеденельную рассылку в  Telegram с акциями и подарками!

Удобнее электронная почта? Подписаться на ежемесячную e-mail рассылку

6 часов, 12 экспертов, пошаговый план!
Курс "Комфортная эмиграция"

6 часов, 12 экспертов, пошаговый план!

Аскар Лашкин. Фигаро тут!
Наши люди. Италия

Аскар Лашкин. Фигаро тут!