Дополнительные файлы cookie

Разрешая использование файлов cookie, Вы также признаете, что в подобном контенте могут использоваться свои файлы cookie.TrendZ не контролирует и не несет ответственность за файлы cookie сторонних разработчиков. Дополнительную информацию Вы можете найти на сайте разработчика. Для того чтобы разрешить или запретить установку файлов cookie данным сайтом, используйте кнопку ниже.

Я согласенНет, спасибо
Logo
{aantal_resultaten} Resultaten
Острая тема

Писатель Таня Танк: «С абьюзом сталкивался абсолютно любой человек". Интервью с автором бестселлера "Бойся, я с тобой".

23.06.2020

Текст: Патриция Ноландер

 

Автор бестселлера "Бойся, я с тобой" Таня Танк, чья книга переведена на нидерландский и норвежский языки, рассказала нам о том, как распознать абьюзера, что делать, если попал в плен токсичных отношений и как восстановиться после опыта физического или эмоционального насилия.


Поделитесь, пожалуйста, своей личной историей. Почему Вы решили написать книгу «Бойся, я с тобой»?

Я не искала эту тему, она сама нашла меня еще в 13 лет, когда в моей жизни впервые появился такой человек. Это был болезненный и… абсолютно непонятный для меня опыт, поэтому я долгих 25 лет пыталась собрать в голове паззл: а что это, собственно, было? Что за человеком был мой первый обидчик, что им двигало, когда он два года то идеализировал, то терроризировал меня? И главный вопрос всех жертв абьюза: что лично я делала не так? Могла бы я избежать агрессии, если бы «правильно» себя вела? Хотя я уже тогда перепробовала все, что не противоречило моему чувству собственного достоинства.

И я читала, читала и читала — от научпопа до маститых авторов. Читала про садистов, тиранов, эксплозивных и эпилептоидных психопатов, и все это было интересно и познавательно, знания копились, но... не складывались в стройную концепцию. И лишь открыв для себя тему психопатов и нарциссов, я смогла сказать «эврика!». Паззл сложился, все элементы мозаики встали на свои места. Хотя могу сказать, что это «расширение картины мира» стало для меня шокирующим — и такие же эмоции испытывают и мои читательницы. В свои 38 я понятия не имела, что есть люди с дырой в душе, не способные любить. Была уверена, что каждый человек глубинно хорош и к любому можно найти подход, просто у меня не получилось…

И вот спустя 25 лет, приступая к написанию «Бойся, я с тобой», я вдруг поняла, что еще в 15 лет знала про все стадии деструктивного сценария - «благодаря» этому парню. И в те же 15 лет я поняла важное: если в отношениях появилась хоть капля насилия — дальше будет только хуже. Нельзя ни обратить его вспять, ни хотя бы «зафиксировать» его уровень. Поэтому уходить от человека нужно при первых признаках деструктивного поведения. И вот эти признаки мы вместе с читателями систематизируем и учимся распознавать как можно раньше.

Расскажите, кто такой деструктивный человек? Чем он опасен, если он никого не бьет и в целом «нормальный» для общества?

По порядку. Токсичным поведением можно назвать любое нарушение личностных границ человека. Все мы можем вскользь, сами того не понимая, задеть других. И сделать это — пара пустяков, ведь нас окружает много травмированных, невротичных людей, да и сами мы нередко весьма ранимы.

Однако не всякое токсичное поведение — это абьюз. Допустим, мы высказали подруге мнение об ее парне, хотя она не просила нас об этом. Нарушили мы ее границы? Нарушили. Но если подруга корректно укажет нам на это — мы примем к сведению и больше такого не повторим.

Но если несмотря на границы, очерченные нам другим человеком, мы продолжаем их атаковать (в нашем примере — забрасываем подругу ненужными ей мнениями о ее прическе, работе, стиле жизни, фигуре), то это уже будет абьюз.

Но это я привела мягкие примеры токсичного поведения, широко у нас распространенные, в которых многие из нас не видят ничего «такого» или, более того, видят вещи, которых там нет: дружескую заботу, «а кто тебе кроме друга скажет правду». А ведь «честность» может быть очень ранящей.

Если человек по-настоящему деструктивен, то все его отношение к людям — это абьюз, эксплуатация, уничтожение и «стирание» их личностей. Он этим «питается». Представим среднестатистическую женщину, которая регулярно слышит от мужа, что фигура у нее не алё, личико тоже подкачало, а такие блузки «старухи» в 40 лет уже не носят. И заливная рыба у нее гадость, и мать она — никудышная, и на работе ее держат из жалости. Несколько месяцев-лет такого обесценивания — и вот мы видим серую, замотанную, больную женщину с самооценкой ниже Марианской впадины, которая искренне считает себя никчемной, уродливой и которая с недоумением смотрит на свои девичьи фото: а это правда я? Неужели я когда-то была такой?

Абьюзер оккупировал ее личность, разрушил и продолжает разрушать ее. И если жертва абьюза вовремя не оттолкнется от дна, то финал может быть трагичным: тяжелая болезнь, безвременная смерть, суицид, алкоголизм... 

Вот и давайте подумаем, может ли деструктивный человек быть не опасен для общества. Ведь он… убивает без ножа. Таких же членов общества, которые, на секундочку, нужны этому обществу и вообще-то самим себе. Я сейчас пытаюсь показать, что деструктивные люди — это не частная проблема, а потеря для всего общества. Ведь по сути, жертва абьюза медленно погибает в «рабстве», не реализует свои таланты, а если и работает, то явно не с той продуктивностью, что могла бы. У нее нет сил на детей, а это значит, общество пополняется несчастными, глубоко невротичными людьми.

Автор бестселлера "Бойся, я с тобой" Таня Танк

Есть ли разница, как выражают абьюз мужчины и женщины?

Абьюз не имеет пола и национальности, но, конечно, некоторые различия между мужским и женским абьюзом есть, если не принимать во внимание явных психопаток. В основном же мужчины часто более агрессивны, причем открыто агрессивны, принимая это за норму мужского поведения. «Я буду принимать решения на том простом основании, что я мужик», - говорит пресловутый Гога-Жора.

Женская агрессивность осуждается, нас учат быть «мудрыми», «понимающими», «гибкими», поэтому женщина часто выплескивает агрессию «тихо». Распространенная ситуация — вымещение агрессии на детях. Они беззащитны, полностью зависимы, а осуждать «требовательную», «строгую» мать мало кому придет в голову. Нередко такая женщина — сама жертва абьюза со стороны мужа. Ей надо куда-то сливать свой подавленный гнев. И самая удобная мишень — дети.

Почему эмоциональное насилие настолько обесценено по сравнению с физическим насилием?

Может быть, потому, что раны от него не так заметны, а последствия часто отдаленные? Мы не знаем, отчего «счастливая жена» заболела в 30 лет онкологией или отчего другая женщина через месяц после родов ушла из дома и ее нашли неживой в канаве. Мы не знаем, почему мы стали встречать нашу учительницу в компании выпивох. Мы что-то слышали про ее несчастный брак, про несколько абортов… Но мы не связываем ее нынешнее пристрастие к спиртному и маргинализацию с тем, что она пережила тяжелые душевные травмы, да так и не оправилась от них.

Многие жертвы абьюзеров просто не осознают, что их унижают и обесценивают. Как человеку, годами живущему в этом деструктивном вакууме, наконец понять, что в отношениях что-то не так?

Как правило, он догадывается, что в его жизни что-то сильно не так. Но без тематических знаний людям может быть недоступно понимание причинно-следственной связи. Так, например, они не проведут параллель между постоянной критикой мужа и своей неуспешностью в работе, пищевыми расстройствами и хронической неудовлетворенностью своей внешностью. И уж тем более, мало кто осознает, из-за чего они болеют, годами «беспричинно» депрессуют и вообще «бесятся с жиру», когда, казалось бы, живи и радуйся: муж, дети, дом полная чаша.

Некоторые жертвы ошибочно принимают эмоциональную зависимость за яркое, страстное чувство. В абьюзе психика жертвы кардинально меняется, у нее развивается стокгольмский синдром. Ее избивают, ей изменяют, ее морят голодом, ее принуждают к абортам — а она уверяет себя и окружающих, что они ничего не понимают в их «необычной» любви с абьюзером. Так Галина Бениславская, гражданская жена Есенина, называла свои отношения с ним «сказкой» - в то время, как это был полномасштабный абьюз.

...Как понять, что рядом с вами абьюзер? Самое простое — вам хронически плохо. Если вам в принципе когда-то жилось хорошо, счастливо, но потом это «куда-то» делось — самое время приглядеться к тем, кто рядом с вами.

Как Вы пришли к переводу книги именно на нидерландский язык? Кто Вам в этом помог?

Все началось с письма от читательницы из Нидерландов. Елена бывшая россиянка, уехала из страны 27 лет назад, голландский стал ее вторым языком. Ей довелось близко соприкоснуться с человеком с нарциссическим расстройством личности, и душевная травма после расставания была очень тяжелой. В поисках информации о том, что это такое было, она наткнулась на мой анализ Гоги-Жоры из фильма «Москва слезам не верит» и в этот момент пережила ту же «эврику», что и я.

После этого Елена нашла и прочитала мою книгу, пазл у нее окончательно сложился, «маски сорваны», как говорит она сама, и это помогло ей восстановиться. Она взяла за основу 10 этапов деструктивного сценария, «круги ада», которые я описала в своей книге, и разложила по полочкам все, что произошло с ней за несколько лет с тем, кого она любила. И эта разбивка помогла ей «вспомнить все», понять неслучайность «случайностей» и окончательно разобраться во всем.

Решив свою проблему, Елена, как и я, захотела донести нужную информацию до тех, кому сейчас так же плохо, как было нам. Но кто пока ничего не понимает и тыкается в поисках информации как слепой котенок. «Помочь обманутой душе, которую предали», как сказала она.

И вот Елена написала мне и предложила перевести книгу на голландский… то есть, нидерландский, как она меня просветила. За три года упорной, ежедневной работы она перевела книгу. Она хорошо владеет нидерландским, но по части идиом ей все же пришлось плотно контактировать с голландскими друзьями, соседями.

Например, долго пришлось искать верный аналог для названия главы «Соковыжималка». Подсказала жительница из ее деревни: «door de mangel». Раньше голландские женщины вручную стирали белье, а потом протягивали его через два барабана, насухо отжимая и выглаживая. Этого аппарата в обиходе давно нет, а выражение в языке закрепилось. Моя книга написана живым, разговорным языком, и чтобы сохранить ее колорит, нужно было подобрать массу нидерландских аналогов. И как говорит Елена, это удалось!

В переводе ей серьезно помогли подруги. Они регулярно собирались с Кэйти, Кирстен и Нелли, и по 4-6 часов по предложению перепроверяли новые фрагменты перевода. Елена подчеркивает, что это была именно работа команды подруг, между которыми царило то, что голландцы называют gezellig — атмосфера уюта, душевности, доверия, тепла… А потом Кирстен Moerman, владелица дизайнерского бюро Blondt.nl бесплатно выполнила верстку моей книги и нарисовала обложку. Затем они выставили ее на продажу на сайт bol.com.

Елена рассказывает, что издатели отозвались о переводе как о профессиональном. И хотя пока продано чуть больше 100 книг «Wees bang, ik ben bijje», много теплых отзывов и даже есть вопросы, когда появится перевод второго и третьего томов. У меня ведь трилогия.

Поэтому если со временем появится кто-то, кто захочет перевести второй и третий том — буду рада. Сама Елена полностью восстановилась после абьюза, очень счастлива, и ее интерес к этой теме исчерпан. И я этому только рада! У меня вообще своеобразный «бизнес» - если читатели уходят и не возвращаются, то это значит, что жизнь у них наладилась. Ради чего, собственно, я и пишу свои книги.

Как планируете распространять книгу в Нидерландах (а может, во всём Бенилюксе?) Кто и как Вам может в этом помочь, как думаете?

Поскольку я литератор и блогер, то не планирую… никак. Ведь это значит, что мне придется перестать заниматься своими прямыми обязанностями и начать осваивать другую профессию — маркетолога, специалиста по продвижению… А я считаю, что каждый должен заниматься своим делом.

...Я не предпринимала ничего, чтобы моя книга стала известной в России. Написала ее, выставила на litres.ru и больше ни на что не рассчитывала. «Делай, что должно, — и будь, что будет». Но книга сама нашла путь к читателю. Не прошло и 3-4 месяцев, как мне начали писать люди, прочитавшие «Бойся, я с тобой», и этот поток рос день ото дня…

А потом одна умная, продвинутая девушка посоветовала мне идти в соцсети. И я пошла. Начала вести блог в Живом Журнале, потом к нему добавился Инстаграм. Моя аудитория начала расти, а писательская «копилка» - полниться «живыми» историями абьюза, которые мне стали доверять читатели. А потом, опять же без усилий с моей стороны, появился и интерес издательств. Я никого не искала, а когда партнеры «нашлись» - с радостью начала сотрудничество.

Поэтому я думаю, что и нидерландский перевод такими же неисповедимыми путями найдет дорогу к голландскому читателю. Но, конечно, я заинтересована в сотрудничестве с людьми, которые знают, как ускорить этот процесс. Мне важно, чтобы людям было приятно и выгодно работать со мной, так что я открыта к обсуждению разных форматов. Например, мне видится дополнительным инструментом для продвижения книги ведение тематического блога на нидерландском — аналогичного моему Инстаграму. Даже писать ничего не потребуется, только переводить и публиковать мои русские посты.

Мы знаем, что книга переведена также на норвежский язык. На какие языки хотите ещё перевести книгу? В каких ещё странах (по большей части интересует Европа), культурах книга может быть особенно полезна? Знаете ли Вы, в какой европейской стране абьюзеры особенно активны?

Я буду только «за» переводы на любые языки. Но тут, наверное, надо пояснить про материальную сторону вопроса. Изначально я предложила моим добровольным переводчикам такую схему: они делают перевод безвозмездно, зато потом полностью рулят его продвижением и стабильно получают процент от прибыли. На мой взгляд, это мотивировало бы людей не просто перевести книгу, а продвигать и продавать перевод, тем самым управляя своими же доходами.

Насчет того, в какой стране наиболее активны абьюзеры… судя по письмам моих читателей и скандалам вокруг звездных пар, абьюз — повсеместен. Книгу, с которой я начала изучение этой темы, написала французский психиатр Мари-Франс Иригуайен (Marie-France Hirigoyen). Автор другого труда — американец Ланди Банкрофт (Lundy Bancroft). Если бы в этих странах не было абьюза, то не было бы и этих востребованных книг.

Про домашнее насилие в Нидерландах. Голландки (если мы говорим о коренных жителях, а не об иммигрантах) очень самодостаточные, уверенные в себе и не подвержены влиянию мужчин. Почему книга будет актуальна даже для Нидерландов, где женщины максимально эмансипированы? (Учитывая, что чаще всего женщины подвергаются насилию со стороны мужчин).

Так и в России немало эмансипированных женщин. Большинство моих читательниц успешны в профессии, бизнесе, финансово обеспечены… что не помешало им попасть в абьюз.

...И кстати, на нидерландском говорят и читают не только в Голландии, но и в Бельгии, и, например, в далеком Суринаме, который называют Нидерландской Гвианой! Я из интереса посмотрела справку по этой стране — оказывается, это полмиллиона жителей, 90% которых — грамотные. Поэтому я считаю, что жители Суринама — мароны («лесные негры»), креолы, индийцы и яванцы - в перспективе моя аудитория. Почему бы и нет?

Что делать, если ваши родители—абьюзеры?

Тема большая и сложная. Сама пишу книгу на эту тему, а пока рекомендовала бы труд Сьюзан Форвард «Токсичные родители».

Если вкратце, то стратегия для детей из токсичных семей может быть такой. Во-первых, признать, что родительский абьюз действительно был и нередко есть по сей день, хотя вы уже давно взрослый… по паспорту, но не по сути, поскольку так и не стали самостоятельной автономной личностью.

Поэтому первый шаг - избавиться от иллюзий, прекратить заниматься рационализацией и назвать вещи своими именами. Не «я был ужасным ребенком», а «родители били меня». Не «мама сильно заботится обо мне», а «мама жестко контролирует меня и продолжает это делать, хотя мне через неделю сорок лет». Не «у нас с папой были особые отношения», а «я стала жертвой инцеста».

Во-вторых, оцените повреждающее действие таких родителей в своей нынешней жизни. Если есть возможность расставить границы, отвергать манипуляции — может быть достаточным разумно дистанцироваться. Но есть и очень деструктивные родители, даже опасные. В этом случае некоторые читатели полностью разрывают отношения, и я не думаю, что мы вправе их осуждать. 

В-третьих, нужна большая работа над собой, обычно с помощью специалиста. Ведь повзрослевший ребенок из токсичной семьи — это часто букет личностных и соматических проблем. Жить с этим можно, но плохо. Сжирает заживо чувство вины и токсичный стыд. Мучает перфекционизм. Одолевает самосаботаж. Атакует психосоматика. Личностные пустоты приобретают размах тяжелой нужды, поэтому такие люди часто склонны к созданию созависимых отношений и переходят от одного абьюзера к другому. Но со всем этим можно работать. Да, это долго, болезненно и недешево… но самому из этого выбраться сложно.

Как восстановиться от деструктивных отношений?

Об этом я подробно пишу в третьем томе моей трилогии «Бойся, я с тобой» - он так и называется «Восстать из пепла». Стратегия восстановления в общих чертах такова.

Во-первых, пережить горе, утрату, не ускоряя событий, не глуша в себе эмоций, не пугаться их накала. Гнев при выходе из абьюза — физиологическая реакция нашей психики, аналог высокой температуры при гриппе. Можно, конечно, сбивать ее и с большой вероятностью нажить осложнения. А можно, хорошо понимая, что с тобой происходит, позволить себе «прожариться», чтобы полностью убить болезнь и начать восстановление.

Во-вторых, нужно снять с себя чувство вины за несложившиеся отношения. Обычно именно это так гнетет и изводит жертв абьюза. Им все кажется, что это они что-то сделали настолько не так, что спровоцировали масштабную агрессию в свой адрес. Нет, это не так. Деструктивный человек — это постоянно бурлящий котел зависти и злобы, и к их продуцированию мы не имеем никакого отношения. Гениально об этом сказал Крылов: «Ты виноват лишь тем, что хочется мне кушать». Поэтому можно говорить только о беде, но не о вине жертвы. Обвинять человека в том, что он пострадал от насилия — значит, искать вину, скажем, в евреях, брошенных в фашистский концлагерь.

...В-третьих, жертве абьюза надо прожить весь цикл переживания горя — это примерно год. Обычно улучшение начинается где-то с 6-8 месяцев после расставания с агрессором, при условии полного и окончательного разрыва. Пока вы восстанавливаетесь, желательно не заводить новые отношения — это чревато попаданием из огня да в полымя. Есть и другие ловушки этого непростого периода, о них я и рассказываю в книге.

Ну и наконец, стоит провести «ревизию» своего мировоззрения, пересмотреть жизненные ценности в сторону их оздоровления. Если вы склонны к созависимым отношениям — проработать это с толковым специалистом. Если вы чувствуете себя ущербной вне отношений с мужчиной — это тоже большая тема для самоанализа и «перезагрузки». Если вы не цените, не любите себя (привет, токсичные родители!) - нужно научиться это делать, чтобы отныне и всегда в первую очередь думать о себе, своей жизни, здоровье и интересах.  

К каким именно психологам надо обращаться жертвам психологического и физического насилия?

Думаю, прежде всего, к тем, кто в курсе, что такое абьюз и нарциссическое расстройство личности. Сейчас все больше специалистов, сведущих в этой теме.

Я бы еще выбирала психолога среди тех, кого рекомендуют «созвучные» мне люди.

Если у специалиста есть блог, книги, вебинары, изучите их. Все нравится? Ничто не царапает? Устраивает ли вас, как он общается в комментариях? Психолог может быть хорошим специалистом в теме абьюза, но быть бесполезным и даже токсичным лично для вас.

Например, психолог, сама горячо стремящаяся к отношениям, может не подойти вам своим фокусом на «привлечении» хороших мужчин, если вы настроены на жизнь соло и самореализацию в любимом деле, а вот на близкие отношения вас пока (или вообще) не тянет.

Психолог, лишь недавно осознавший, что его родители — абьюзеры, может настаивать на формировании неадекватно жестких — в вашем понимании - личностных границ. И так далее.

Если на самих сеансах терапии вы почувствовали от психолога обесценивание, надменность, давление, упорство в своих интерпретациях, которые вам видятся ошибочными — по-моему, это тоже веский повод сменить терапевта.

В Вашей книге много личных историй жертв абьюзеров, которые вы приводите в пример и разбираете. Какой случай/поступок абьюзера/реакция жертвы повергли в шок даже Вас после тысяч прочитанных писем?

За пять последних лет я прочитала сотни историй, присланных читателями. К теории приложилась обширная «практика». И хотя меня уже сложно чем-то удивить в этой теме, при чтении историй челюсть систематически все равно отпадает.

Например, один муж специально портил еду, приготовленную женой для гостей. Да-да, втихаря мог высыпать в борщ пачку соли. Она уже стала «пасти» свои блюда. Цель понятна: испортить всем праздник, опарафинить жену.

Другой психопат «развлекался» тем, что склонял любовниц к беременности, а потом поил их абортивным чайком. Женщины не знали о существовании друг друга, каждая была уверена, что она — единственная, ее любят и хотят совместных детей. И лишь каким-то чудом одна из жертв, у которой после рокового чая случились два самопроизвольных аборта, выявила всю эту сеть и узнала, что странные многократные выкидыши случались и у жены абьюзера (оказалось, что он еще и женат), и у другой любовницы.

Еще одна шок-история - «Охотник на психологов». Психопат избирал своими мишенями именно психологов, ему нравилось «взламывать» людей со специальными знаниями и играть с ними в свои жестокие игры.

Запомнилась трагичная история о том, как психопат убедил молодую жену, мать их грудного ребенка не лечиться от онкологии. И когда она совсем слегла, бросал ее и ребенка без воды и помощи. А читательнице, с которой он познакомился уже вдовцом, рассказывал, что умирающая жена стала одержимой насчет секса и он, так и быть, шел ей навстречу. Нетрудно понять, как все было на самом деле: он просто насиловал умирающую, страдающую и совершенно беззащитную женщину.

Недавно Регина Тодоренко в уже знаменитом интервью сказала: «А что ты сделала, чтобы тебя не били?». А потом сняла фильм про домашнее насилие, который посмотрело уже больше 3,8 млн человек. Как Вы относитесь ко всей этой ситуации?

Я не участвую в таких обсуждениях. В это надо глубоко вникать, а у меня очень много непосредственной работы: блоги, книги, общение с читателями. А с позицией «Пастернака не читал, но осуждаю» очень легко включиться в травлю. По этой же причине по этическим соображениям я не обсуждаю публично деструктивных современников.

Если ты не оказался жертвой абьюзера—это твоя заслуга или везение? Попадание в такие разрушающие отношения—закономерность или несчастный случай?

И закономерность, и несчастный случай.

Все наши психологические проблемы идут из детства. Многие абьюзеры выросли в семьях, где с первого взгляда всё прекрасно в отношениях между родителями и детьми и вроде есть любовь. Что может повлиять на ребёнка так, что он превращается в деструктивного человека? И главное, как воспитать своего ребёнка так, чтобы он вырос эмоционально здоровым? Чтобы не стал ни абьюзером, ни жертвой абьюзера?

Ключевая фраза тут - «прекрасно с первого взгляда». Мне иногда пишут: «Мать так любила его, подавала еду в постель и до 12 лет подтирала попу ваточкой, а он вырос бездушным!». А с чего вы взяли, что гиперопека и подобный «сервис» - это проявление любви? Конечно, это не она. В атмосфере такой «любви» вырастает патологический эгоцентрик, который видит в окружающих лишь функции и воспринимает их как взаимозаменяемые вещи. Пример — Поль из романа Мопассана «Жизнь».

...В какой среде вырастают деструктивные люди? Эта тема тоже очень обширна. Но в целом, они вырастают в атмосфере нелюбви, в чем бы она ни выражалась — в отвержении, физической и моральной жестокости, псевдолюбви, как в примере выше.

Поэтому логично, что здоровый человек начинается в семье, где родители относятся уважительно к нему, друг к другу и к окружающим. Вот почему не стоит «сохранять семью» с абьюзером — тем более, «ради ребенка». Выросший в атмосфере абьюза ребенок станет либо деструктивным человеком, либо тяжелым травматиком, который будет разгребать последствия токсичного детства полжизни… и это в лучшем случае.

Чем полезна книга «Бойся, я с тобой» тем, кто ни разу не сталкивался с абьюзом?

На самом деле с абьюзом сталкивались все, кто не живет на необитаемом острове или в социальном вакууме. Не обязательно быть с абьюзером в романтических отношениях — никто не отменял токсичных родственников, друзей, коллег. И даже токсичные соседи могут сильно попортить кровь!

Кроме того, информация об абьюзе, видах манипуляций нужна как одно из базовых знаний по личной безопасности. Мы знаем закон Ома, где расположен Канин нос, какие свинки водятся в лесах Южной Америки… но не знаем действительно важных вещей. И это не факультативное знание. Это то, что может помочь нам избежать роковых ошибок, бездарной траты времени, сил, денег, а иногда — потери здоровья и даже жизни.

Не зная о психопатах, лично я была доброкачественно наивной и преступно оптимистичной. Я искала хорошее в плохом, как нас учили в школе. Я наивно полагала, что все хотят любви, счастья и самореализации, как я. Я не понимала, что такое зависть, и сильно недооценивала ее размах в других людях. Я мерила их по себе, как делают очень многие из нас.

Сумма всех этих заблуждений, специфическое невежество и привели меня в абьюз. К счастью, мой здоровый базис и любовь к себе не позволили мне надолго в нем задержаться. Тем не менее, я узнала, почем фунт лиха...

Может показаться, что страдания мои или другой жертвы абьюза — наша личная проблема, частная боль. Но давайте посмотрим на нее с... позиции государства. Что такое жертва абьюза? Это человек, не реализовавшийся или деградировавший в профессии — а это значит, минус столько-то процентов ВВП. Это человек больной, депрессующий, безработный — а это нагрузка на здравоохранение, соцслужбы. То есть, абьюз не выгоден самому государству! Ему нужны здоровые, счастливые, работоспособные люди. В абьюзе таких не бывает...

Кстати, многие читатели считают, что мою книгу нужно адаптировать для подростков и давать им базовые знания по личной безопасности еще в школе. Возможно, это дело недалекого будущего...

Понравился материал?
Подпишитесь на ежемесячную рассылку, чтобы не пропустить самое актуальное и интересное. Никакого спама. Только свежие и полезные новости из Европы.  

Острая тема

"Роды в приюте для жертв насилия - мое счастливое воспоминание". Как Европа борется с абьюзом в семьях.

Призма пессимизма. Анастасия Арефьева о пользе заниженных ожиданий и вреде
Психология

Призма пессимизма. Анастасия Арефьева о пользе заниженных ожиданий и вреде "психологии успеха"