Дополнительные файлы cookie

Разрешая использование файлов cookie, Вы также признаете, что в подобном контенте могут использоваться свои файлы cookie.TrendZ не контролирует и не несет ответственность за файлы cookie сторонних разработчиков. Дополнительную информацию Вы можете найти на сайте разработчика. Для того чтобы разрешить или запретить установку файлов cookie данным сайтом, используйте кнопку ниже.

Я согласенНет, спасибо
Logo
{aantal_resultaten} Resultaten
  • Темы
Опыт

"Забудьте про планы. Их не существует". Аня Одуваня о работе в Алжире, Марокко и Египте.

16.02.2021

- Анна, у меня отличная новость! Мы предлагаем тебе должность координатора закупок в регионе Северная Африка. Надо будет часто ездить в Марокко, Алжир и Египет. Я думаю, ты отлично подойдешь.

Вот он, тот неловкий момент, когда ты одновременно прыгаешь до потолка и сводишь брови к носу. Потому что это - долгожданное повышение, но… Алжир и Египет? Серьезно?

Даже у самых открытых миру людей есть стереотипы. Наш мозг очень любит создавать внутри себя полочки и все на них раскладывать. О странах, где мне предстояло работать, стереотипов у меня было много – и не все из них приятные.

Из отпуска в Марокко я помнила прекрасные ажурные дворики, базары специй и оливок, а также надоедливых торговцев и нахально свистящих вслед мужчин. Алжир представлялся мне закрытой страной, где ущемляют свободу и права женщин. Каир остался в памяти необъятным душным городом с торчащими из крыш балками: как нам объяснили, если живешь в недостроенном доме, не нужно платить налог на жилье, поэтому последний этаж часто просто не заканчивают.

А самое главное, я боялась, что у моих новых коллег еще больше стереотипов обо мне. Воображение рисовало суровых восточных мужчин, которые привыкли работать по своим правилам. А тут молодая русская девочка приезжает их «координировать». Я была почти уверена, что меня попросту не станут слушать.

В Европе мы привыкли следовать правилам, процедурам и слову начальника. Нам кажется, что это – единственный способ вести дела. Вот только работает он далеко не везде. Во многих странах любые отношения, даже в бизнесе, строятся на доверии. Мне предстояло узнать моих коллег и их мир настолько, чтобы это доверие заслужить.

Первую встречу новой команды назначили в Марокко. Меня должен был встретить коллега по имени Кавтер. До этого мы только обменивались письмами, и я представляла его усатым мужиком. Меня проводили по светлому офису к столу миниатюрной женщины в хиджабе.

- Анна, очень рада с тобой познакомиться. Ты хорошо добралась?

Несколько секунд я непонимающе смотрю на нее, пока не осознаю, что она и есть Кавтер.

Оказывается, это женское имя, да еще и с поэтичным значением: «райская река». Что бы мне рассказал гугл, если бы я удосужилась в него заглянуть.

За первым культурным ляпом последовал первый культурный шок: все мои коллеги оказались женщинами. Только директор региона был мужчиной. На встрече он слушал меня, прищурившись. Женщины же тепло улыбались. Правда, как я потом поняла, это было скорее выражение гостеприимства, чем желания со мной работать. Их доверия я еще не заслужила.

Следующие несколько дней я провела с Кавтер. Мама троих детей, она была доброй и спокойной, как (райская) река без единого порога. Но при этом никто не мог помешать ей стремиться вперед. Казалось, ее ровный ласковый голос гипнотизировал поставщиков и они тут же сами бежали решать все проблемы. Понадобился год терпеливых разговоров, чтобы она поверила, что я хочу двигаться с ней в одном направлении.

Моя коллега из Египта Иман была абсолютной противоположностью: кудрявая, смешливая, вспыльчивая. В ее инстаграме - фотки граффити Нью-Йорка. Ее мечта – не удачно выйти замуж, а поехать работать в Америку.

В мой первый приезд в Египет она представила мне троих ближайших коллег.

- Это Мохаммед, Мохаммед и Мохаммед.

Видя мои круглые глаза, все четверо начинают ржать. Один из Мохаммедов говорит:

- Когда я учился в университете, в нашем потоке было 120 парней. Всех звали Мохаммед.

Мохаммеды оказались веселыми ребятами. Вместе с Иман они возили меня по Каиру, где козы на улицах чередуются с резными мечетями и шикарными отелями. Когда мы выехали на кольцевую, я вжалась в сиденье: машины неслись по нескольким широким полосам со скоростью 140, а пешеходы как ни в чем не бывало перебегали дорогу.

- Мохаммед, ты не мог бы ехать помедленнее? – рискнула я.

- Анна, если нам суждено умереть сегодня, мы в любом случае сегодня умрем.

- Ладно, Мо, не пугай гостью, - засмеялась Иман.

Она была как будто мост между этой сюрреалистичной реальностью и привычным мне западным миром. Работать с ней оказалось легче всего – просто заключай выгодные для египетского бизнеса сделки и улыбайся. Такой душевный прагматизм.

А вот где было сложнее всего, нетрудно догадаться – в таинственном Алжире. Он взорвал мой мозг и забрал кусочек сердца.

- Альба, нужно сделать то-то и то-то, самое позднее к следующему вторнику. Сможешь?

- Иншаллах! – отвечает моя коллега Альба. «Если на то воля божья». Это стандартный ответ на занудный вопрос европейца о сроках во многих арабских странах. На самом деле он означает: «Если я посчитаю это важным, то сделаю, а если нет – уж извини». Услышав его от Альбы раз пятнадцать, я поняла: надо ехать.

Алжир – это вам не Египет или Тунис, где не отдыхал только ленивый. Это одна из немногих стран на земле, куда европейцам нужна виза. Правительству совершенно наплевать на привлечение туристов, да и иностранные инвестиции не очень-то приветствуются. О столице Алжира я знала только из «Постороннего» Камю, который в качестве путеводителя явно устарел.

Центр Алжира – это такой слегка облупившийся Париж под палящим солнцем. Я чувствовала себя там как в старом фильме. А Альба 100% могла бы быть звездой Голливуда. Забитые ущемленные женщины? Я вас умоляю. Голос Альбы слышно с другого конца офиса. Короткая стрижка, массивные серебряные серьги…

- Я из Кабилии, мы не носим платков!

Через полчаса я знаю все о ее семье, которой она управляет нежной железной рукой. Да что там, в офисе она только официально менеджер среднего звена. На самом деле она босс всех и всего. Директор сделает, как она скажет, сам того не заметив. Альба от всей души хочет показать мне Алжир – в рабочее время и после.

Мой визит делает особенно увлекательным то, что я приехала в разгар Рамадана. Все местные коллеги не едят и не пьют весь день. Мне есть и пить можно, но как-то странно жевать бутерброд под взглядом голодных глаз, поэтому я прячусь по углам. Днем люди слегка напряжены и с нетерпением ждут вечера. Я тоже жду с нетерпением, потому что мне обещали нечто необыкновенное.

Но сначала нужно посмотреть завод. Мы едем через бедные деревни со скромными фермами и засушливыми полями. На мне широкий и целомудренный сарафан (так я думаю), плечи накрыты платком. Тем не менее от моего появления рабочие чуть не падают в обморок. «Анна, замотай платок потуже!» - торопливо шепчет Альба. Белый сарафан на моей аномально белой коже на алжирском заводе – плохая идея.

Поэтому, собираясь вечером на ужин, я выбираю очень длинную и очень широкую юбку и очень закрытую блузку. Мы едем в шикарный отель в центре Алжира, который славится лучшим видом на город. Помните праздничные обеды, которые появляются на столах в Хогвартсе по хлопку Дамблдора? Это просто детский лепет по сравнению с тем, что ждет нас в ресторане. Несколько гигантских столов ломятся от восточных вкусностей: пироги, супы, сочные фрукты, ягненок, сто видов пахлавы… Никто не притрагивается к еде – все ждут захода солнца. Оглянувшись вокруг, я понимаю, что с моей одеждой опять неувязочка: девушки вокруг накрашены и одеты в платья, которые скорее ожидаешь увидеть на вечеринке в московском клубе, чем на ужине в Рамадан. Альба смеется: «Алжир – он такой».

На ужине мы много говорили. О женщинах и карьере, о трудностях с детьми, о том, как в Алжире прекрасно и как тяжело. После этого я стала меньше говорить «надо», а Альба перестала прятаться за волей Аллаха и честно отвечала, что получится, а что - нет.

Я давно не работаю в той фирме. Зато половина страниц в моем паспорте занята штампами Марокко, Алжира и Египта. А единственные из коллег, с кем я дружу в соцсетях и всегда радуюсь новостям от них – это Кавтер, Иман и Альба.

Из того опыта я вынесла для себя несколько уроков по работе в восточных странах.

Надо:

  • Много вкладывать в отношения с коллегами и партнерами. Часто приезжать, разговаривать о семье, детях и еде, искренне интересоваться их страной.
  • Принять, что местные все равно лучше знают, как у них там все работает. Слушать их и строить проекты вместе, а не навязывать свои идеи - даже если вы приехали из центрального офиса с приказом сверху.
  • Спокойно относиться к тому, что что-то идет не по плану. Менять план. И еще раз. И еще. В итоге все получится. Иншаллах.

Не надо:

  • Надевать открытую одежду, демонстративно есть ветчину и делать прочие культурно неадекватные вещи. Вроде очевидно, но в таких вопросах лучше сто раз отмерить.
  • Отказываться от приглашения пойти куда-то после работы, чтобы не напрягать. Возможно, ваш коллега на самом деле хочет пойти домой смотреть Netflix, а не показывать вам город. Но гостеприимство – это святое. К тому же, скорее всего, ему действительно интересно с вами пообщаться.
  • Полагаться исключительно на правила и контракты. В ответ вам только пожмут плечами и напомнят, что «здесь все по-другому».
  • Недооценивать восточных женщин. Они невероятные.

Автор: Аня Одуваня

Фотоматериалы взяты из интернета

_________________

Понравился материал?
Подпишитесь на ежемесячную рассылку, чтобы не пропустить самое актуальное и интересное. Никакого спама. Только свежие и полезные новости из Европы.

Аня Одуваня прокатилась из Дюссельдорфа в Питер и рассказала о своих впечатлениях
Опыт

Аня Одуваня прокатилась из Дюссельдорфа в Питер и рассказала о своих впечатлениях

Корпоративный батл. Аня Одуваня о том, как уживаются в офисе французы  и нидерландцы
Бизнес

Корпоративный батл. Аня Одуваня о том, как уживаются в офисе французы и нидерландцы